КЛАД, Кн. 18, 1907 год. Самодеятельность населения и безсословное земство.

"Клад", кн. 18, сентябрь 1907 год, стр. 24-40

Самодѣятельность населенiя и безсословное земство.

Статья В. А. Пинчука.

I.

Въ статъяхъ, помѣщенныхъ въ журналѣ "Кладъ", мы, говоря о земствѣ, не разъ указывали на то, что въ немъ крайне ничтожную роль играетъ наше сельское населенiе или, какъ мы еще до сихъ поръ говоримъ, крестьянское сословiе, а, между тѣмъ, земскiя учрежденiя законодателемъ признавались, какъ учрежденiя, долженствующiя развить въ народѣ понятiе о самоуправленiи и самодѣятельности.

Первоначальная мысль законодателя о земствѣ впослѣдствiи была сильно искажена сначала различнаго рода толкованiями земскаго положенiя подлежащими министрами, сенатомъ и даже губернскими по земскимъ дѣламъ присутствiями, а затѣмъ и изданiемъ новаго Положенiя 1890 года, съ предварительнымъ введенiемъ за годъ предъ этимъ института земскихъ начальниковъ. При послѣднемъ о самодѣятельности крестьянства въ сущности нечего и говорить, тѣмъ болѣе, что само новое земское положенiе хотя и допускаетъ крестьянъ въ земство по выборамъ самихъ крестьянъ, но изъ числа выбранныхъ, губернаторъ, по своему усмотрѣнiю, назначаетъ лишь нѣкоторыхъ. Такъ, напримѣръ, въ Бѣжецкомъ уѣздѣ 30 волостей. Каждая волость избрала по одному представителю въ земство, итого 30 представителей, а изъ нихъ губернаторомъ назначено лишь 11 гласныхъ ("Упраздненiе земск. школъ въ Тверскомъ уѣздѣ". Статья В. Д. Кузьмина-Караваева. "Право", 1903 г.)

Объ этомъ кажущемся представительствѣ крестьянъ въ земствѣ мы уже достаточно говорили и къ этому вопросу теперь возвращаться не станемъ; напомнимъ лишь одно, что такъ называемые мѣстные комитеты для дачи свѣдѣнiй въ особое совѣщанiе о сельско-хозяйственныхъ нуждахъ, учрежденное въ 1902 году подъ предсѣдательствомъ министра финансовъ, обратили свое вниманiе именно на то обстоятельство, что, пока въ земскихъ учрежденiяхъ будутъ отсутствовать сельскiя настоящiя силы, сельско-хозяйственныя нужды не могутъ быть устранены и не могутъ быть въ достаточной мѣрѣ изслѣдованы.

Затѣмъ въ тѣхъ-же комитетахъ явилась мысль о мелкой земской единицѣ, какъ о средствѣ пробудить въ населенiи самодѣятельность, безъ которой невозможны ни его развитiе, ни повышенiе его благополучiя.

Само вышеупомянутое совѣщанiе считаетъ невозможнымъ улучшенiе нашей сельско-хозяйственной промышленности безъ развитiя самодѣятельности въ населенiи.

Въ журналѣ засѣданiй совѣщанiя отъ 4, 11 и 21-го мая 1902 года говорится:

"По мнѣнiю совѣщанiя, необходимо остановиться на вопросѣ о томъ, слѣдуетъ-ли искать улучшенiя сельско-хозяйственной промышленности преимущественно въ возбужденiи самодѣятельности сельскихъ хозяевъ и въ соотвѣтствiи съ этимъ принимать мѣры къ развитiю самодѣятельности и устраненiю препятствующихъ ей обстоятельствъ, или-же надлежитъ преимущественно идти путемъ правительственнаго воздѣйствiя.

"По этому вопросу сужденiя членовъ совѣщанiя сводились къ признанiю невозможности достиженiя серьезнаго успѣха безъ широкаго развитiя частной и общественной самодѣятельности. Воздѣйствие правительства въ области частно-хозяйственной дѣятельности можетъ имѣть примѣненiе лишь при извѣстной ограниченности задачи такого воздѣйствия, или-же въ тѣхъ случаяхъ, когда оно способно создавать исключительныя условiя для извѣстной отрасли промышленности, преимущественно путемъ огражденiя ея отъ иностраннаго соперничества установленiемъ охранительныхъ таможенныхъ пошлинъ. Такiе прiемы правительственнаго воздѣйствия, очевидно, не примѣнимы у насъ въ сельско-хозяйственной промышленности.

"Равными образомъ, совѣщанiе находило нецѣлесообразнымъ установленiе какой-либо регламентацiи въ области этой промышленности, такъ какъ подобная регламентацiя, насколько можно судить по нашему и заграничному опыту, рѣдко приводила къ благопрiятнымъ результатамъ. Поэтому и надо стремиться къ возбужденiю въ населенiи личной предпрiимчивости, которая, какъ показываетъ тотъ-же опытъ, является главнымъ и непремѣннымъ условiемъ прочнаго улучшенiя хозяйственной дѣятельности. Для объединенiя-же и поддержки индивидуальныхъ усилiй отдѣльныхъ хозяевъ можетъ оказать значительное содѣйствiе организацiи разнаго рода хозяйственныхъ союзовъ".

Такъ высказывалась за самодѣятельность нашего крестьянскаго населенiя наша бюрократiя пять лѣтъ тому назадъ. Но эти мысли въ сознанiе нашего общества проникли еще ранѣе. Мы говорили уже, что значительный толчекъ развитiю идеи о самостоятельной мелкой земской единицѣ далъ агрономическiй съѣздъ въ Москвѣ (см. ст. "Мелкая земская единица", "Кладъ" №8 и 9.)

Въ томъ-же 1902 году, когда начались занятiя вышеупомянутаго совѣщанiя, но нѣсколько ранѣе, кустарный съѣздъ, бывший въ Петербургѣ, также нашелъ необходимымъ высказаться за предоставленiе населенiю возможно большей самодѣятельности. Съѣздъ пришелъ къ категорическому заключенiю, что помощь кустарямъ должна являться преимущественно предметомъ непосредственной и самостоятельной дѣятельности мѣстныхъ силъ; центральное-же правительство должно восполнять ее, оказывая мѣстнымь силамъ свою поддержку. Въ соотвѣтствiи съ такимъ взглядомъ съѣздомь были рѣшительно отклонены всѣ предложенiя объ учрежденiи не только центральныхъ, но и областныхъ обществъ, главную задачу которыхъ составляло руководительство мѣстными силами. По заключенiю съѣзда, центральныя и областныя общества съ подобными задачами могутъ принести дѣйствительную пользу лишь при условiи, если они явятся естественнымъ результатомъ распространенiя самостоятельности на мѣстахъ, когда она потребуетъ объединяющей организацiи.

Мы не имѣемь подъ руками "Трудовъ съѣзда дѣятелей по кустарной промышленности" и пользуемся выписками г. Кузьмина-Караваева изъ его книги "Земство и деревня" (статья "Правовыя нужды деревни"). Въ только что приведенныхъ словахъ какъ-будто кроется какая-то неясность, но она объясняется тѣмъ, что съѣздъ не желалъ и не имѣлъ возможности прямо и категорически указать, что развитiю этой самодѣятельности можетъ способствовать только земство съ расширенными избирательными правами и расширеннымъ кругомь дѣйствiй земскаго самоуправленiя. Эта мысль находится рѣшительно во всѣхъ опредѣленiяхъ съѣзда, какъ припоминаемъ мы сами, такъ какъ со съѣздомъ имѣли непосредственное соприкосновенiе, и, какъ читатели увидятъ изъ нижеизложенныхотрывковъ, проходитъ красной нитью.

Такъ, по вопросу о кредитѣ было признано, "что въ цѣляхъ успѣшнаго разрѣшенiя подобнаго рода задачи, прежде всего, необходимо оказать возможно широкую поддержку самодѣятельности населенiя, проявляющейся въ устройствѣ различнаго вида учрежденiй мелкаго кредита". По вопросу объ улучшенiи сбыта кустарныхъ издѣлiй и снабженiи кустарей доброкачественными сырыми матерiалами по возможно дешевымъ цѣнамь съѣздъ высказался "какъ за оказанiе поддержки самодѣятельности населенiя, такъ и за устройство земскихъ складовъ, которые, въ свою очередь, должны пользоваться поддержкою со стороны правительства. Основнымъ условiемъ всѣхъ мѣръ данной категорiи должно явиться стремленiе къ сохраненiю за кустарями экономической самостоятельности".

Въ соединенномъ засѣданiи первой и третьей секцiй много говорилось по вопросу о неопредѣленности и исключительности юридическаго положенiя нашего крестьянства, причемъ касались института земскихъ начальниковъ, тѣлесныхъ наказанiй по приговорамъ волостныхъ судовъ, и, въ концѣ концовъ, была вынесена слѣдующая резолюцiя: "Для подъема промышленнаго духа населенiя и развитiя въ немъ самодѣятельности, необходимо прежде всего свободное развитiе личности, а для достиженiя этого необходимо: а) широкое развитiе просвѣщенiя на основѣ всеобщаго обученiя и надлежащаго простора для взаимодѣйствiя образованныхъ слоевъ и трудящихся массъ населенiя; б) обезпеченный правопорядокъ и в) свободное устройство образовательныхъ техническихъ и промышленныхъ союзовъ".

Словомъ, мы видимъ, что какъ въ земскихъ кругахъ, такъ въ различныхъ съѣздахъ, а затѣмъ и въ "мѣстныхъ комитетахъ" задолго до "освободительнаго движенiя" зрѣла мысль о необходимости предоставить сельскому населенiю болѣе самодѣятельности, безъ чего немыслимо поднятiе сельско-хозяйственной промышленности и народнаго благосостоянiя, но прежде всего для этого необходимо: а) поднять народное образованiе, б) вывести сельское населенiе изъ-подъ опеки дворянскаго сословiя и земскихъ начальниковъ и в) поднять его правосознанiе.

II.

О непросвѣщенности нашего крестьянства двухъ мнѣнiй быть не можетъ: на эту тему говорится въ печати болѣе 40 лѣтъ. Разумѣется, въ теченiе этого времени для народнаго образованiя сдѣлано много, и именно земствомъ, но все-же оно не можетъ быть названо даже удовлетворительнымъ. Одинъ изъ мѣстныхъ комитетовъ говоритъ: "Для развитiя нашего крестьянскаго хозяйства прежде всего нужно образованiе, образованiе и образованiе". Съ этимъ, конечно, спорить нечего. Другiе комитеты рекомендовали тотъ или другой типъ школы, но всѣ единодушно стоятъ за необходимость всеобщаго обученiя.

Нѣкоторые изъ комитетовъ высказались за школу профессiональную сельско-хозяйственную; тѣ-же цѣли, что и эта школа, должно преслѣдовать и внѣшкольное образованiе, т. е. народныя чтенiя, библiотеки, воскресные повторительные курсы для взрослыхъ и проч. По этому поводу два комитета высказались категорически противъ профессiональныхъ школъ, полагая, что образованiе нужно не исключительно для достиженiя утилитарныхъ цѣлей, а должно имѣть одну задачу — просвѣщенiе. Елецкiй комитетъ, говоря о сельской школѣ, далъ такое заключенiе: "Общеобразовательная школа не должна служить средствомъ распространенiя профессiональныхъ знанiй, въ томъ числѣ и сельско-хозяйственныхъ". Новоторжскiй комитетъ призналъ необходимымъ преобразованiе начальной школы въ шестилѣтнюю, со включенiемъ въ программу цѣлаго ряда общеобразовательныхъ предметовъ. "Только такая школа, — высказалъ комитетъ въ заключенiи, — можетъ подготовить человѣка къ разумному отношенiю къ окружающей его дѣйствительности и сдѣлать его трудъ столь-же успѣшнымь и производительнымъ, какъ трудъ другихъ народовъ, далеко ушедшихъ впередъ по пути экономическаго благосостоянiя, благодаря ихъ образованности".

Однако, заключение елецкаго комитета намъ кажется недостаточно обоснованнымъ въ примѣненiи къ сельской школѣ. Разумѣется, и въ послѣдней прежде всего необходимо прiохотитъ учащихся къ воспрiятiю знанiй, и именно такихъ, какiя необходимы здѣсь на мѣстѣ, въ своемъ именно дѣлѣ. Но для этого нѣтъ нужды дѣлать школу спецiальной, а необходимо, чтобы, выйдя изъ школы, ученикъ могъ умѣть найти себѣ затѣмъ книгу, которая наиболѣе необходима для него. Надо, чтобы школа научила умѣтъ пользоваться прiобрѣтеннымъ знанiемъ; необходимо, чтобы въ сельской библiотекѣ былъ достаточный матерiалъ для прiобрѣтенiя самостоятельныхъ знанiй; нужно, чтобы школа широко прониклась идеей пробудить въ дѣтствѣ въ своихъ ученикахъ любовь къ самодѣятельности.

По поводу заключенiя новоторжскаго комитета весьма мѣткое сужденiе высказалъ въ своей книгѣ о крестьянской самодѣятельности г. Кузьминъ-Караваевъ:

"Мысль новоторжскаго комитета абсолютно правильна, но выражена она односторонне. Успѣшность и производительность труда есть посредственный, а не непосредственный результаты просвѣщенiя. Другiе народы ушли далеко впередъ по пути экономическаго благосостоянiя, благодаря самодѣятельности. А основныхъ условiй самодѣятельности два: просвещенiе и юридическiя нормы. И, который изъ этихъ факторовъ стоитъ на первомъ мѣстѣ — еще вопросъ. Просвѣщенiе расширяетъ кругозоръ человѣка, раскрываетъ предъ нимъ новые горизонты. Нормы права его воспитываютъ. Одно просвѣщенiе никогда не подниметъ русскаго крестьянина на должную высоту. Да и возможно-ли просвѣщенiе при безправiи"...

Къ этому приводится слѣдующая недурная иллюстрацiя: "Въ Ковровскомь уѣздномь комитетѣ характерно выразилъ это положенiе крестьянинь Носковъ. "Надо просить правительство, — сказалъ онъ, — чтобы оно сдѣлало нѣкоторыя измѣненiя въ положенiи крестьянъ, а если ихъ сдѣлано не будетъ, то никакiя школы и библiотеки, никакiя другiя мѣры не будутъ въ силахъ поднять сельское крестьянское хозяйство. Оно пало въ послѣднiя десять лѣтъ вдвое, падетъ еще вдвое; причина упадка сельскаго хозяйства въ томъ положенiи, въ которомъ находятся крестьянство. Кого порютъ розгой? Крестьянина. Кого сажаютъ подъ аресть? Крестьянина. Мѣщанинъ, купецъ, дворянинъ — всѣ имѣютъ свои права, только не имѣетъ ихъ крестьянинъ. Я вотъ — крестьянинъ: меня пригласили на засѣданiе, и я говорю, а если кому-нибудь мои слова не понравятся — завтра-же меня посадятъ подъ арестъ и некому мнѣ жаловаться. А если не будетъ благоугодно правительству уравнять крестьянина съ другими сословiями и оставятъ крестьянское населенiе въ настоящемъ его положенiи, тогда не помогутъ никакiя другiя условiя и старанiя уничтожить бѣдность и поднять благосостоянiе крестьянина и его земледѣлiе" . ("Право", 1902 г., № 40.)

По вопросу о томъ, какое изъ двухъ основныхъ условiй самодѣятельности, приводимыхъ г. Кузьминымъ-Караваевымъ, поставить на первомъ мѣстѣ — просвѣщенiе или юридическiя нормы, мы не обинуясь отвѣтимъ: оба. И это весьма просто: они другъ безъ друга немыслимы.

Теперь, когда вопросъ о юридическихъ нормахъ для крестьянина признается существующимъ правительствомъ и частью проведенъ уже въ жизнь на основанiи 87 ст. основныхъ законовъ, а въ будущемъ предполагается внести въ одну изъ первыхъ очередей въ государственную думу проектъ "мѣстной реформы, о чемъ мы говорили въ статье "Мелкая земская единица", объ этомъ нечего задумываться. Это — одинъ изъ насущнѣйшихъ вопросовъ думы. На нашъ взглядъ, она должна была-бы заняться имъ тотчасъ послѣ разсмотрѣнiя бюджета.

Разумѣется, дума ни въ какомъ случаѣ не должна принимать министерскiй проектъ, въ которомъ земскiе начальники замѣняются участковыми, и, какъ мы уже высказались, такая мѣра является лишь сокращенiемъ института, учрежденнаго 12-го iюня 1889 года, а не уничтоженiемъ его. Число опекуновъ надъ крестьянами уменьшится, а мы настаиваемъ на уничтоженiи самой опеки; иначе, вѣдь, и рѣчи не можетъ быть о крестьянской самодѣятельности.

III.

Министерскiй проектъ о "мѣстной реформѣ" предлагаетъ какъ мелкую земскую единицу, всесословную волость, но рѣшительно ничего не говоритъ о реформированiи земства, точно министерство предполагаетъ возможнымъ въ настоящее время остаться при Положенiи о земствѣ 1890 года.

Но противъ этого высказалась вся страна въ лицѣ мѣстныхъ комитетовъ, образованныхъ въ 1902 году. Государственная дума, разумѣется, не отстанетъ отъ этихъ комитетовъ, состоявшихъ въ доброй своей половинѣ изъ бюрократiи.

Отмѣна Положенiя 1890 года неотвратима даже въ томъ случаѣ, если-бы проектъ министерства о "всесословной волости" былъ принятъ государственной думой, такъ какъ онъ кореннымъ образомъ долженъ измѣнить представительство въ земстве.

Съ другой стороны, разъ "всесословная волость" явится мелкой земской единицей, то и дальнѣйшiя земскiя учрежденiя — уѣздныя и губернскiя земства — должны стать всесословными. Но страна не этого хочеть въ настоящее время: она хочетъ безсословнаго земства, а доказательства этому мы находимъ въ "Сводѣ трудовъ мѣстныхъ комитетовъ по 49 губернiямъ Европейской Россiи", изданномъ Высочайше учрежденнымъ особымъ совѣщанiемъ о нуждахъ сельско-хозяйственной промышленности. Беремъ въ сокращенiи нѣсколько выдержекъ изъ этого свода.

"Сословная организацiя земства, — говоритъ тамбовскiй комитетъ, — въ настоящее время, когда сословность не имѣетъ уже почти никакого значенiя въ жизненныхъ отношенiяхъ, когда сословныя грани почти окончательно уступили мѣсто гранямъ классовымъ, и само понятiе сословныхъ интересовъ отзывается уже какимъ-то анахронизмомъ, не отвѣчаетъ требованiямъ дѣйствительности и вноситъ лишь разладъ во взаимныя отношенiя мѣстныхъ людей. Эти мѣстные люди, занимающiеся тѣмъ-же дѣломъ, обладающiе тѣмъ-же культурнымъ цензомь, несущiе, наконецъ, тѣ-же земскiя повинности, пользуются, однако, далеко не тѣми-же правами по отношенiю къ направленiю земскаго дѣла, по участiю въ земскомъ хозяйствѣ. Такимъ образомъ, нарушается основной принципъ всякаго самоуправленiя: кто платитъ, тотъ имѣеть право участiя въ распоряженiи общими сборами. Это приходится сказать объ участникахъ второго избирательнаго собранiя. Если-же обратиться къ представительству отъ крестьянъ, то тутъ уже полная случайность представительства, въ зависимости отъ усмотрѣнiя лицъ, облеченныхъ властью надъ ними и нерѣдко заинтересованныхъ въ составѣ крестьянскихъ гласныхъ. Наконецъ, само присутствiе въ этихъ собранiяхъ гласныхъ отъ крестьянъ вмѣсте съ ихъ непосредственнымъ ближайшимъ начальствомь тоже мало содѣйствуетъ самостоятельности и продуктивности ихъ работъ. Поэтому единственно справедливымъ и полезнымъ для дѣла могло-бы быть измѣненiе состава земскаго представительства въ смыслѣ полнаго уничтоженiя въ немъ сословныхъ различiй и введенiя общаго равномѣрнаго права на участiе въ земскихъ дѣлахъ всѣхъ, располагающихъ извѣстнымь цензомъ". Подъ такимъ цензомъ комитетъ понимаетъ не только недвижимое имущество, но извѣстный доходъ, при извѣстной образовательной подготовкѣ. "Это дастъ возможность многимъ лицамъ, — говоритъ вь заключенiе комитетъ, — тоже мѣстнымъ, хорошо знающимъ мѣстныя условiя, но не обладающимъ имущественнымъ цензомъ, вступить въ ряды земскихъ гласныхъ и принести большiя услуги земскому дѣлу".

Новгородскiй мѣстный комитетъ высказывается болѣе рѣзко и болѣе опредѣленно. Онъ утверждаетъ, что коренной недостатокъ, "по мнѣнiю всѣхъ земствъ, заключается въ самой организацiи выборовъ въ гласные — въ сословномъ ихъ характерѣ".

Въ этомъ отношенiи, по мнѣнiю комитета, грѣха "не чуждо и Положенiе 1864 года". Раздѣленiе земскихъ представителей на три собранiя — земледѣльческое (по-тогдашнему преимущественно дворянское), городское и сельское — комитетъ находитъ вреднымъ, такъ какъ каждая изъ группъ является не представительницей земскихъ интересовъ, а лишь своего класса. "Сторонники такого порядка избранiя въ гласные находили тогда, что соединенiе избирателей въ одно собранiе было-бы механическое, ставило-бы крестьянъ въ соотношенiе, не свойственное ихъ понятiямъ и привычкамъ, и вызвало-бы антогонизмъ между сословiями".

"Такiя чисто дворянскiя тенденцiи, — продолжаетъ далѣе комитетъ, — сказались и въ вопросѣ, кому быть предсѣдателемъ земскихъ собранiй, и проявились съ особенной энергiей и настойчивостью при обсужденiи проекта Положенiя 1864 года въ государственномъ совѣтѣ. Представители двухъ мнѣнiй о предсѣдателѣ земскихъ собранiй, т. е., долженъ-ли онъ быть лицомъ, избраннымъ самимъ собранiемъ, или предсѣдателемъ долженъ быть уѣздный предводитель дворянства, раздѣлились поровну, по 23 голоса; мнѣнiе за предводителя было Высочайше утверждено, а Положенiе дало ему въ руки сильную дискрецiонную власть надъ собранiемъ. Если такой сословный характеръ преобладалъ въ первомъ Положенiи, къ которому мечтаютъ вернуться лучшiе земскiе дѣятели, то что уже говорить о характерѣ нынѣ дѣйствующаго Положенiя 12-го iюня 1890 года. По этому Положенiю все мѣстное самоуправленiе отдано въ руки одного сословiя — дворянства; главные дѣятели сельско-хозяйственной промышленности и созидатели всѣхъ нашихъ матерiальныхъ благъ — крестьяне не принимаютъ никакого участiя въ мѣстномъ самоуправленiи, такъ какъ нельзя назвать представителями отъ крестьянскаго сословiя количественно незамѣтную группу крестьянскихъ гласныхъ не выбранныхъ, а назначенныхъ губернскою властью по представленiю земскихъ начальниковъ".

Большинство отзывовъ мѣстныхъ комитетовъ по данному вопросу подходитъ къ двумъ только что приведеннымъ: одни изъ нихъ болѣе распространенные, другiе — менѣе, но въ общемъ фактъ тотъ, что всѣ стоятъ за отмѣну Положенiя 1890 года и за созданiе новаго, а въ крайнемъ случаѣ за возвратъ Положенiя 1864 года.

Мнѣнiя мѣстныхъ комитетовъ въ пользу безсословности земскаго представительства, въ общихъ чертахъ, сводятся къ слѣдующему:

По изстари установившимся понятiямъ подъ словомь "земство" подразумѣвается все населенiе, какъ представитель земли. По Положенiю 1864 года гласные, получая свои полномочiя отъ безсословныхъ съѣздовъ, являлись въ земскомъ собранiи представителями данной мѣстности, не стѣсняемыми сословными прерогативами. Можно думать, что въ сознанiи полученiя своихъ полномочiй отъ всего населенiя заключалась не малая доля причинности того высокаго подъема земскихъ дѣятелей недавняго прошлаго, который привлекъ къ земству симпатiи широкихъ слоевъ населенiя. По новому Положенiю въ земствѣ нѣтъ представителей отъ населенiя, а имѣются лишь представители сословiй.

Повторяемъ, пренебречь мнѣнiями мѣстныхъ комитетовъ не можетъ ни правительство, ни государственная дума. Устройство правильной земской жизни, согласованное съ ея назрѣвшими требованiями, должно быть первой заботой нашего народнаго представительства. Безъ широкаго земскаго дѣйствительнаго, а не призрачнаго, самоуправленiя намъ не добиться успокоенiя въ странѣ, не направить ея на широкую культурную работу и не залечить тѣхъ ранъ и язвъ изстрадавшейся родины, которыми она покрылась въ теченiе почти тридцатилѣтняго произвола бюрократiи. Одно лишь благоустроенное земство, безсословное, съ уравненiемъ правъ всѣхъ классовъ можетъ возбудить народъ къ той самодѣятельности, о которой мы мечтаемъ и на которую смотримъ съ завистью, коль скоро замѣчаемъ ее у нашихъ западныхъ сосѣдей.

IV.

Напоминаемъ, что мнѣнiя мѣстныхъ комитетовъ относятся къ 1902 году. Земцы, какъ принадлежавшие къ бюрократической средѣ, такъ и не подлежавшiе ея влiянiю, глубоко сознавали ненормальное положенiе земства и искусственное прiостановленiе его роста, но подъ режимомъ двухъ министерствъ, слѣдовавшихъ одно за другимъ, Сипягина и Плеве они были лишены возможности открыто и громко заявить о своихъ нуждахъ. Лишь въ 1905 г. эта возможность явилась, когда Высочайшимъ указомъ 18-го февраля населенiю, въ томъ числѣ и общественнымъ учрежденiямъ, было предоставлено право доводить до свѣдѣнiя Государя соображенiя по вопросамъ государственнаго благоустройства. Однако, этимъ правомъ далеко не всѣ земскiя и городскiя общественныя управленiя успѣли воспользоваться, такъ какъ появился манифестъ 6-го августа 1905 г. о совѣщательной государственной думѣ, а вмѣстѣ съ тѣмъ явилась и отмѣна дѣйствiй указа 18-го февраля, чѣмъ, конечно, былъ заглушенъ голосъ общественныхъ учрежденiй.

Несмотря на это, земцы все-же встрепенулись и собрались въ Москвѣ на съѣздъ. Но представителями на съѣздѣ были лица, не избранныя земскими уѣздными собранiями и городскими думами, а намѣченныя иницiаторами съѣзда, т, е., московской земской управой. Безусловно всѣ земства признавали необходимость такого съѣзда, особенно ввиду того, что въ различныхъ общественныхъ организацiяхъ явилось стремленiе бойкотировать будущую государственную думу. Первый земскiй съѣзд, подъ влiянiемъ взбудораженныхъ политическихъ чувствъ, строго не оформленный, не имѣвшiй въ лицѣ съѣхавшихся земцевъ полномочiй отъ мѣстныхъ учрежденiй, занялся не своимъ прямымъ дѣломъ — обсужденiемъ желательной земской реформы, а широкой политикой. Вслѣдъ за этимъ съѣздомъ, какъ въ городскихъ думахъ, такъ и въ уѣздныхъ земскихъ собранiяхъ явился вопросъ, какъ отнестись къ этому "земскому съѣзду". Отвѣты въ большинствѣ получились отрицательные. Причина — не только то, что съѣздъ недостаточно былъ оформленъ, такъ сказать, узаконенъ, но и сами его постановленiя. Это прекрасно характеризуется особой комиссiей новгородской городской думы, представившей по поводу манифеста 17-го октября 1905 года свой докладъ собранiю гласныхъ (31 окт. 1905 г.). Указывая на отмѣну указа 18-го февраля, докладъ говоритъ:

"Умѣренный голосъ общественныхъ учрежденiй былъ такимъ образомъ заглушенъ, но правительство было безсильно заглушить голосъ свободно образовавшихся организацiй профессiонально-политическихъ союзовъ, въ которыхъ уже при самомъ ихъ зарожденiи получили преобладание элементы крайнихъ соцiалъ-демократической и соцiалъ-революцiонной партiй. Въ средѣ прогрессивныхъ элементовъ земскаго и городского общественныхъ управленiй преобладанiе оставалось еще за людьми болѣе умѣренными, и мы видимъ, что, въ то время какъ различные профессiональные союзы единодушно решили бойкотировать государственную думу, съѣздъ земскихъ и городскихъ представителей призналъ участiе въ думѣ необходимымъ, употребилъ всѣ мѣры къ тому, чтобы на предстоящихъ выборахъ обезпечить побѣду за приверженцами своихъ взглядовъ, организовался въ партiю, присвоившую себѣ наименованiе конституцiонно-демократической, и первый опубликовалъ воззванiе партiи. Однако, уже въ это время съѣздъ земскихъ и городскихъ представителей обнаружилъ стремленiе сблизиться съ крайними партiями, выразившееся какъ въ извѣстномъ положенiи о федеративномъ устройствѣ Имперiи, такъ и въ крайне туманной редакцiи важнѣйшаго пункта аграрной программы, въ которой исключенiе слова "землевладѣнiе" и оставленiе одного слова "землепользованiе" можно считать прямой уступкой партiи соцiалъ-демократовъ, ставящей одной изъ своихъ цѣлей уничтоженiе всякой земельной собственности.

Ограничиваясь этой выпиской, достаточно характеризующей первый земскiй съѣздъ, мы приведемъ предложенныя комиссией новгородской думѣ два существенныя постановленiя (ихъ 9 — всѣ приняты единогласно):

"3) Признать, что правительство, идя къ осуществленiю манифеста 17-го октября, не можетъ и не должно опираться на заявленiя ни бюро, ни отдѣльныхъ лицъ, ни даже всего московскаго съѣзда земскихъ и городскихъ представителей, ибо члены этого съѣезда не могутъ быть признаны получившими полномочiя отъ земскихъ собранiй и думъ. При томъ въ составѣ съѣзда играли слишкомъ большую роль представители профессiонально-политическихъ союзовъ, которыхъ тенденцiи не раздѣляются въ широкихъ кругахъ общественныхъ самоуправленiй.

"Если-бы правительствомъ было признано необходимымъ до созыва государственной думы знать мнѣнiе и имѣть опору въ какомъ-либо съѣздѣ представителей общественныхъ учрежденiй, то высказаться, что единственною временною опорою для правительства могъ-бы быть съѣздъ представителей, немедленно и спецiально для того выбранныхъ всѣми городскими думами и уѣздными земскими собранiями".

Въ такомъ духѣ отнеслись къ первому съѣзду почти всѣ думы и земскiя собранiя, въ которыхъ обсуждался вопросъ о немъ. Отрицательное отношенiе къ нему явилось, на нашъ взглядъ, потому, что онъ не занялся своимъ прямымъ деломъ — земской реформой и вопросами объ упорядоченiи народнаго хозяйства. Если-бы это было своевременно сдѣлано и затѣмъ труды съѣзда были доложены въ первую-же голову первой государственной думѣ, то наша жизнь теперь была-бы уже значительно упорядочена. Но правительство не откликнулось на разумное предложенiе собрать общеземскiй съѣздъ и предложить ему выработать земскую реформу, а потому и до сихъ поръ, какъ увидимъ ниже, земцы въ своихъ съѣздахъ толкутъ воду въ ступѣ.

V.

Мы видѣли, что для земской жизни общеземскiй съѣздъ 1905 года не имѣлъ рѣшительно никакого значенiя, для нея онъ былъ безплоденъ; мало того, онъ способствовалъ разложенiю земскихъ дѣятелей: его наиболѣе прогрессивные элементы ударились въ крайность, пренебрегли мѣстными земскими интересами и занялись широкой общегосударственной политикой. Несомнѣнно, этимъ обезсилилась земщина на мѣстахъ. Образовавшiяся политическiя партiи стали мѣшать земской дѣятельности настолько, что о необходимости земской реформы забыли. Первая государственная дума отуманила головы земцевъ, мѣстные вопросы отошли куда-то въ сторону. Правительство того времени пришло въ думу безъ какой-либо опредѣленной программы, безъ законопроектовъ. Судьба этой думы хорошо извѣстна: нѣтъ надобности напоминать о ней детально. Но ко второй думѣ правительство, во главѣ съ г. Столыпинымъ, подготовилось: оно завалило вторую думу своими законопроектами, въ томъ числѣ внесло проектъ и о мѣстной реформѣ, ограничившись, однако, предложенiемь учредить мелкую земскую единицу. О самомъ этомъ проектѣ мы говорили отдѣльно и къ нему теперь возвращаться не станемъ. Но вторая дума, несмотря на то, что въ нее вошло не мало крайнихъ правыхъ элементовъ изъ земства, умѣвшихъ, между прочимъ, одержать нѣкоторыя побѣды на послѣднихъ земскихъ выборахъ, пренебрегла такъ-же, какъ и первая, разсмотрѣнiемъ вопроса о земской реформѣ и вскорѣ покончила свое существованiе.

Возвратившись на мѣста, правые земцы стали усиленно хлопотать объ общеземскомъ съѣздѣ, который и состоялся въ iюнѣ мѣсяцѣ текущаго 1907 года въ Москвѣ. Представители этого съѣзда имѣли полномочiя отъ своихъ земскихъ собранiй. На этомъ съѣздѣ изъ членовъ прошлаго съѣзда, если память не измѣняетъ намъ, были всего лишь 14 человѣкъ изъ партiи конституцiонно-демократической (ка-детовъ), нѣсколько человѣкъ мирнообновленцевъ, немного больше чѣмъ ка-детовъ, октябристовъ, а остальные были члены союза русскаго народа и его разновидностей. На этотъ разъ съѣздъ былъ оформленъ, но и онъ не былъ плодотворенъ: занимался не земской реформой, а осужденiемъ дѣятельности предшествовавшихъ государственныхъ думъ и самовосхваленiемъ. Правда, въ программѣ значилось разсмотрѣнiе правительственнаго проекта о мелкой земской единицѣ, но съѣздъ счелъ себя къ этому вопросу не подготовленнымъ и отъ разсмотрѣнiя проекта отказался, поручивъ совѣту къ будущему съѣзду выработать особый по этому вопросу докладъ.

Второй съѣздъ состоялся въ послѣднихъ числахъ августа. Предложено было обсудить сначала проектъ правительства о мелкой земской единицѣ, а затѣмъ заслушать докладъ о немъ вмѣстѣ съ проектомъ, составленнымь г. Ершовымъ, членомъ совѣта земскихъ съѣздовъ. Съѣздь (собравшiйся въ числѣ немногимъ болѣе 100 человѣкь) отказался отъ обсужденiя правительственнаго проекта и пожелалъ прежде выслушать докладъ г. Ершова, сдѣланный, однако, отъ лица совѣта, одобрившаго докладъ.

Существенное отличiе проекта г. Ершова отъ правительственнаго заключается въ томъ, что въ первомъ ни подъ какимъ соусомъ вамъ не преподносятъ института земскихъ начальниковъ и что функцiи административныя совершенно выдѣлены. Хотя отдѣльно у насъ читателямъ предлагается отчетъ о съѣзде, но считаемъ не лишнимъ въ короткихъ словахъ напомнить суть проекта г. Ершова:

  1. Учреждается всесословная и самоуправляющаяся волость. (Въ этомъ пунктѣ совѣтъ, однако, не пришелъ къ единогласному заключенiю: одна часть его предполагаетъ замѣнить мелкой земской единицей крестьянскiя сословныя учрежденiя — за эту мысль и предсѣдатель съѣзда М. В. Родзянко; другая часть требуетъ сохраненiя сословныхъ учрежденiй).

  2. Мелкая земская единица освобождается отъ подчиненiя административнымъ учрежденiямъ. Свободна она и отъ полицейскихъ обязанностей. Правительство слѣдитъ за закономѣрностью дѣйствiй всесословнаго волостного земства.

  3. Волостное земство недѣлимо и на болѣе мелкiя поселковыя земства не распадается. Границы волостного земства опредѣляются уѣзднымъ. Предположенiя объ этомъ послѣдняго утверждаются законодательнымъ путемъ въ общегосударственныхъ учрежденiяхъ.

  4. Органами мелкой земской единицы являются сходы и собранiя. Женщины пользуются одинаковыми правами съ мужчинами. Владѣльцы торговыхъ промышленныхъ и ремесленныхъ учрежденiй имѣютъ право участiя въ управленiи, проживь на мѣсте не менѣе трехъ лѣтъ. Число гласныхъ опредѣляется уѣзднымъ земствомъ.

  5. Должностныя лица волостного самоуправленiя освобождаются отъ несенiя полицейскихъ обязанностей, а органы администрацiи лишаются права вмѣшательства во внутренiе распорядки общины; единоличный волостной старшина можетъ быть замѣнень коллегiальной волостной управой безъ разрѣшенiя администрацiи. Всѣ эти вопросы разрѣшаются уѣзднымъ земствомь. Отвѣтственность за свои дѣйствiя волостное земство несетъ только предъ земскими собранiями, но не предъ администрацiей.

  6. Самообложенiе ограничено. Уѣздныя земства могутъ устанавливать предѣлы для волостного самообложенiя, исключать изъ него крупныя имущества (фабрики, заводы и проч.) и разрѣшать волостямъ займы, предѣлы которыхъ установлены закономъ (не выше годового оклада обложенiя).

Прежде чѣмъ коснуться отдѣльныхъ пунктовъ этого, приведемъ общее заключенiе съѣзда, которое говоритъ слѣдующее:

"Мелкая земская единица есть учрежденiе всесословное, самоуправляющееся въ предѣлахъ, указанныхъ закономъ, самооблагающееся; будучи учрежденiемъ земскимъ, мелкая земская единица и ея исполнительные органы не могутъ быть одновременно административными органами, но путемъ законодательнымъ государство можетъ возлагать на мелкую земскую единицу нѣкоторыя административныя задачи. Въ такихъ случаяхъ, однако, правительство принимаетъ расходы по этимъ обязанностямь на свой счетъ".

Какъ-бы ни были консервативны земцы, бывшiе на послѣднемъ съѣздѣ, но они не заслуживаютъ упрека, указаннаго въ письмѣ г. Мухлынина (представителя пермскаго земства), отказавшагося прибыть на августовскiй съѣздъ. По мнѣнiю автора этого письма, общеземскiй iюньскiй съѣздъ (продолженiе котораго составляетъ августовскiй) оказался собранiемъ людей, во имя личныхъ интересовъ рѣшившихся "не обсуждать и не выработывать новыхъ формъ земской жизни, а закрѣпощать старыя". Такихъ людей было въ съѣздѣ немного: они не могли уничтожить идею о мелкой земской единицѣ и волей-неволей должны были принять ее, тѣмъ болѣе, что никто даже изъ послѣднихъ не рѣшился выступить на защиту чиновничества, отъ котораго, главнымъ образомъ, всѣ участники съѣзда старались защитить земство.

Тѣмъ не менѣе, первый пункть проекта мелкой земской единицы вызываетъ недоумѣнiе. Почему это некоторой части совѣта, а затѣмъ и части съѣзда, потребовалось сохраненiе крестьянскихъ сословныхъ учрежденiй? Тогда, вѣдь, надъ ними по-прежнему останется власть чиновника, а хочетъ-ли самъ крестьянинъ этой власти, у него не спросили. Видимо, это сдѣлано въ угоду г. Маркову, курянину, который много говорилъ о разнузданности деревни, о томъ, что она революцiонизирована, что она не пойметъ того благодѣянiя, которое ей хотятъ дать учрежденiемъ мелкой земской единицы. Короче говоря, для крестьянина все еще, по мнѣнiю нѣкоторыхъ, требуются ежовыя рукавицы, а такiя гораздо удобнѣе примѣнять къ сословнымъ учрежденiямъ, чѣмъ къ безсословнымъ.

Въ сущности, это — мелочь, но это имѣло влiянiе на послѣднее заключенiе съѣзда, о которомъ скажемъ ниже, но такъ или иначе, однако, мы видимъ, что принципъ освобожденiя отъ чиновничьей власти все-таки прошелъ и находить себѣ большой кругъ сочувствующихъ.

Не бѣда, что, начиная съ 3-го пункта проекта и до конца, мелкая земская единица, по мысли съѣзда, находится подъ контролемъ уѣздныхъ земскихъ собранiй. "Лиха бѣда — начало". Пусть даже и такъ. Допустимъ, что государственная дума приметъ проектъ съѣзда, но, вѣдь, законы не остаются вѣчно незыблемыми, они подвержены измѣненiямъ, какъ и все существующее въ мiрѣ; и сами основные законы по прошествiи того или другого времени мѣняются. Важно то, что всѣми партiями признается необходимыми автономное начало земства, что на этомъ должна обосноваться реформа его.

Однако, скрытые противники введенiя мелкой земской единицы постарались въ бочку меда подложить свою ложку дегтя. "Земская мелкая единица — дѣло хорошее, — говорятъ они, — да вотъ бѣда: населенiе деревни мало подготовлено къ этой реформѣ. Гдѣ-же нашему мужику, при его неразвитости, невѣжествѣ, неграмотности, управиться съ самоуправленiемъ. Спора нѣтъ, мелкая земская единица, какъ желательное учрежденiе, съѣздомь принято, но вводить ее слѣдуетъ только въ подготовленныхъ губернiяхъ". Напрасно противъ такого факультативнаго введенiя земской единицы возражали гг. Соколовъ, Клюжевь, Лизогубъ. Особенно сильно было возраженiе перваго.

"Я — сторонникъ народной школы, свѣта, улучшенiя быта русскаго крестьянина, — говорилъ онъ. — Когда у меня въ губернiи есть самый глухой и, какъ говорятъ теперь, "не подготовленный" уѣздъ, я именно въ немъ-то и спѣшу поскорѣе открыть школу, посылая туда наиболѣе талантливую учительницу, чтобы она убѣдила темный народъ въ пользѣ науки, выучила ихъ сознательно любить просвѣщенiе. Такъ и мелкая земская единица должна вводиться всюду. Въ этой реформѣ болѣе нуждается "не подготовленное", темное населенiе, чѣмъ болѣе развитое. Новый строй жизни долженъ заглянуть во всѣ медвежьи уголки, всюду внести свое благотворное воздѣйствiе"...

Несомнѣнно это такъ, потому что только черезъ мелкую земскую единицу можно возбудить населенiе къ самодѣятельности, безъ чего невозможно поступательное развитiе народа.

Но оставшiеся въ количествѣ 45 человѣкь земцы приняли, большинствомъ 35 противъ 10, такое постановленiе:

"Мелкая земская единица должна быть введена въ законодательномъ порядкѣ не одновременно, а по постановленiю губернскихъ земскихъ собранiй".

Нечего и говорить, что это большинство, т. е., 35 человѣкъ, — противники мелкой земской единицы и этимъ путемъ они желаютъ провалить ее у себя на мѣстахъ. Но они забываютъ, что, какъ-бы мѣстные земскiе элементы ни были консервативны, они все-же въ большинствѣ желаютъ расширенiя правъ земства; того-же желаютъ и избиратели подъ условiемъ избавленiя отъ чиновничьей опеки. А избиратели найдутъ способъ избавиться и отъ тѣхъ, кто ихъ считаетъ "не подготовленными" къ давно желанной земской реформѣ.

Въ заключенiе, нельзя не отмѣтить того обстоятельства, что съѣздомъ остались недовольны какъ крайнiе лѣвые, такъ и крайнiе правые, хотя, какъ мы видѣли, на этотъ разъ онъ былъ далеко не безплоднымъ. Но кн. Мещерскаго, издателя "Гражданина", онъ привелъ въ юмористическое настроенiе.

"Со съѣздомъ, — замѣтилъ князь Мещерскiй, — приключилось нѣчто любопытное: онъ собрался съ тѣмъ, чтобы обсуждать проектъ министра внутреннихъ дѣлъ, внесенный въ покойную думу, о земской мелкой единицѣ, но обсуждалъ вместо этого записку г. Ершова и, обсудивъ оную, громаднымъ большинствомъ голосовъ провалилъ проектъ министра внутреннихъ дѣлъ о земской единицѣ, котораго не обсуждалъ! Такого кунсштюка еще въ анналахъ коллегiальныхъ учрежденiй не бывало; обсуждать — одно, а провалить — другое. C'est tres fort, какъ говорятъ французы. А, вѣдь, на этомъ съѣздѣ, въ количествѣ 50—60 человѣкъ, была квинтъэссенцiя земской и дворянской умственной аристократiи! А еще ругаютъ наши волостные и сельскiе сходы. Тамъ, по крайней мѣрѣ, есть причины: мракъ и водка, а здѣсь все люди трезвые, благонамѣренные и неглупые.

"Знаете-ли, къ какому размышленiю меня привелъ этотъ земскiй съѣздъ? Я представилъ себѣ ту идеальную третью государственную думу, которую г. Столыпинъ надѣется собрать, благодаря новому избирательному закону, и подумалъ: не будетъ-ли она такая, какъ этотъ московскiй земскiй съѣздъ? Появится проектъ правительства, начнетъ кто-нибудь говорить о своемъ проектѣ, потомъ въ заключенiе забаллотируютъ проектъ правительства, забывъ, что онъ не былъ обсужденъ, причемъ лѣвые скажутъ про проектъ, что онъ слишкомъ правый, а правые — что онъ слишкомъ лѣвый. Ей-ей, предчувствую, что такъ будетъ".

Чего добраго, можетъ, конечно, и это случиться, хотя эта иронiя по отношенiю къ будущей государственной думѣ намъ кажется не умѣстной. Обидно не за думу, но обидно за то, что мы утратили всякую надежду на лучшее будущее. А, между тѣмъ, такъ хочется всѣми силами души и работоспособной думы, и такой, которая, наконецъ, успокоила-бы страну и показала-бы, что русскiй народъ не обезлюдѣлъ, что у него есть еще и способные, и любящiе родину люди.