СМЕНА, №5, 1924 год. В ПЕРЕУЛКЕ АРБАТА. (ЕВПОЛИГРАФШКОЛА).

"Смена", №5, март 1924 год, стр. 30

В ПЕРЕУЛКЕ АРБАТА.
(ЕВПОЛИГРАФШКОЛА).

Очерк фабзавучника С. Девенишского
Фотографии Зубкова.

Школа существует 1½ года, 60 учеников, с'ехавшихся преимущественно из провинции, заполнили ее. Из них большой % комсомольцев. Устраивались реорганизации, опять организации и во всем ученики принимали самое деятельное участие.

На работе.

Мы пришли в типографию. Тянули песню машины, лапки неустанно выбрасывали отпечатанные листы. У машин собирались ребята, изучавшие ее.

— Товарищ инструктор. Еше одну приправку сделать?
— Что, форму отнести в наборную?
— Дай немного накладывать.
— Спроси инструктора.

Мы пошли в переплетное отделение.

Ловко привычные руки хватают лист. Однако без музыки машин скучно.

В наборной однообразно вертелись руки, строя ряды букв.

— У кого корпусные 2-х пунктовые шпации?
— Гранка где?

Прыгали клавиши наборной машины «линотип», строились горячие строки одна за другой. Командуют малыши машиной...

— Который час?
— Скоро пол-двенадцатого.
— Ситный купим?
— Конечно.

— 10 минут. — кричит инструктор (это для завтрака). Зашумело.

— Эй, даешь, сеяного купим.
— Ну, деньги получили: можно с изюмом.

Один затягивает на мотив «Барыня, барыня» — «сеяный, сеяный»... а машины бурчат в ответ все тем же мотивом.

Повеселела рядом стоящая пекарня.

10 минут прошло. За работу. Летит время. Приближается час. Младшие собираются домой.

«Отдых вечерний».

Первым делом за газету. Заголовки все просмотрены. Не успели одуматься, а уж звонок опять орет.

— Обед, обед, — помогает звонку дежурный.

Вилки весело звенят... летят устные об' явления:

— Сегодня кружок.
— Завтра собрание.
— В 5 часов передвижная библиотека придет.

Общество нового быта созывает заседание... Обед окончен. Дежурные нервничают, орут:

— Самооболуживание. Столы вытирать, посуду мыть.

Охрипший звонок опять дает себя знать:

— На занятия.
— Ну их к чертям, я не иду; спать охота.

Урок начался.

«Греция», «Солон».., «законодатели»... Вдруг по классу смех:

— Эй, чего заснул!

Кончились уроки. Только успели сбегать на кухню, взять кусок хлеба — снова зовут на политкружок.

— Чей доклад, сегодня?
— Мой.
— Читай.

«Прибавочная стоимость»... «Капиталист»... «Мы, марксисты должны»... конечно.

— Даешь ужин. «Эй-эй»...

Бренчит рояль. Клуб разговаривает топотом ног.

— Бросьте, товарищи, шуметь. Здесь заседание Хоз. Ком.

Глаза требуют отдыха. Понемножку успокаивается. Электричество в комнате потушено, однако, все еще ведутся «дипломатические разговоры»...

Наша самодеятельность.

Самое важное это то, что ученики сами развивают самодеятельность. Самоуправление проводится в полной мере. Так имеются комиссии: хозяйственная, санитарная, культурная. Имеется бюро дома. Посылается от учеников представитель в завком, в школьный совет, в инструкторский совет, в педагогический и т. д. Комитетчики долго не засиживаются, их сменяют.

Выпускается, исключительно учениками, печатный журнал «Мы идем». Сами ученики писатели, сами ученики и рабочие. Вышло 4 номера и почти в каждом принимают участие 40% всего состава учеников.