"Вокруг Света", №8, февраль 1928 год, стр. 13.

В СЕРДЦЕ ЦИКЛОНА.

Попасть в самый центр циклона редко кому удается. Всячески стараются избежать его и корабли: получив предупреждение о надвигающейся опасности, они делают много лишних миль, чтобы выйти из угрожаемой зоны.

Циклоны чаще всего бывают в южных морях и представляют собою наиболее страшные и разрушительные из известных здесь явлений природы. В этих морях сохранился ряд малоисследованных островов и на одном из них расположилась наша экспедиция.

На второй день пребывания на этом маленьком острове, к полудню, внезапно разразилась гроза. Гром, подобный одновременному залпу всех орудий военного корабля, и молнии, разрывавшие небо от края до края, разразились, наконец, тропическим ливнем. Он был подобен сплошной широкой струе воды, бьющей вкось с такой силой и в таком количестве, что устоять на ногах было почти невозможно.

Окрестности исчезли, озеро скрылось из глаз и пальмовая роща с холмиком, расположенным посреди острова, была сметена. Верхушки уцелевших кокосовых пальм раскачивались в дикой пляске, огромные листья, кружась с молниеносной быстротой, прорезали воздух во всех направлениях и отрывавшиеся тяжелые ветки грозили смертельными ушибами. Оставаться далее на открытом месте было невозможно. Один из наших спутников уже лежал в бессознательном состоянии с кровоточащей раной на голове, от сорвавшейся с большой силой ветки.

Начальник нашего отряда, уже не раз бывавший в подобных переделках, повел нас укрыться в расположенную поблизости каменную пещеру. Шатаясь как пьяные, мы двинулись навстречу ветру и дождю, не обращая внимания ни на ослепительные молнии, ни на раскаты грома — наши чувства потеряли всякую восприимчивость.

Спустя некоторое время, со свойственной тропикам неожиданностью, ветер и ливень утихли. Полнейший мрак уступил место бледному сумеречному свету. Все казалось успокоилось. Мы смогли даже увидеть снова озеро и бушующее вдали море, набегавшее сердитыми, тяжелыми волнами на прибрежные рифы. Решив, что циклон прошел, мы хотели уже выйти из своего убежища, но начальник нас удержал. Это было только вступление, настоящий же циклон был впереди. Мы вступали во внутреннюю область очага циклона и единственным местом на всем острове, где мы чувствовали себя в относительной безопасности, была эта каменная пещера. В скорости поднялся шум, напоминающий работу пропеллера. Этот звук все возрастал, пока не оглушил нас окончательно. Он исходил из приближающегося центра вихря. Циклон приводит в очень быстрое и сильное вращательное движение огромные массы воздуха, но внутри этого основного круга — в очаге циклона — воздух совершенно неподвижен. Из пещеры мы наблюдали все новые и новые опустошения приближающегося вихря. Наконец, он достиг пещеры. Многосаженные пальмы вырывались с корнем и носились по воздуху, как щепы, скалы дрожали и мы с трепетом ожидали, что они обрушатся. Гром и молния превратились в сплошной гул и ослепительный свет. Казалось, сам остров будет сейчас раздроблен, вырван с корнем и потоплен в море.

И вдруг, в одно мгновение, весь этот ад прекратился...

Наступило полное спокойствие: мы были в самом «сердце» циклона. Мы вышли из своего прикрытия полюбоваться сказочной переменой. В полной неподвижности воздуха летали сотни птиц, бабочек и насекомых всякого рода. Они беззаботно порхали в caмом очаге циклона и казались только немного оглушенными. Ни малейший ветерок не смущал их полета, несмотря на то, что совсем близко все вокруг стонало, трещало и вырывалось с корнем. Из-за этого шума мы принуждены были изъясняться знаками, будучи не в силах осилить его даже криком. Вот эта неподвижность воздуха в столь близком расстоянии от такого урагана поразила нас больше всего.

Через несколько минут мы опять укрылись в пещеру, переждать прохождение остальной части циклона. Наконец, циклон прошел, но еще много часов дул сильнейший ветер и шел проливной дождь.


К счастью, выбранное нами место для лагеря не очень сильно пострадало и часть вещей было еще возможно восстановить, но весь остров в целом представлял собою картину полного разрушения. Кокосовые пальмы были повалены, могучие деревья, которые казались несокрушимыми, были сломаны и расщеплены, как камышевые палки.

Местами все было сметено, и повалено, как будто бы чудовищными танками.

Хижины туземцев были совершенно уничтожены и многие из них были ранены падавшими деревьями. Обилие погибших птиц и насекомых нас поразило. На каждом шагу валялись их оторванные крылья, перья и совершенно распластанные тела. Сила циклона чудовищна. Он не только вырывает с корнем тысячи деревьев, но и самый маленький листок способен разорвать надвое.