ПРИРОДА, №01-03, 1921 год. НАУЧНЫЕ НОВОСТИ И ЗАМЕТКИ.

"Природа", №01-03, 1921 год, стр. 73-88

НАУЧНЫЕ НОВОСТИ И ЗАМЕТКИ.


ГЕОЛОГИЯ и МИНЕРАЛОГИЯ.

Боксит в Рязанской губернии От берегов Белого Моря и до центральной части Европейской России тянется в виде гигантской дуги широкая полоса различных осадочных образований, известная под названием Московского Каменноугольного бассейна. Среди многочисленных пород, входящих в состав этой полосы особенное внимание привлекает самый тонкий песчаноглинистый ("продуктивный") ярус, часто богатый полезными ископаемыми — как то каменным углем, серным колчеданом и огнеупорными глинами. Последние давно уже служат предметами разработки в разных частях бассейна, как в северной, так и в южной его части. (Вытегорский, Тихвинский, Боровичский у., Раненбурский, Жиздринский и т. д.).

Различные обстоятельства последнего времени, как известно поставили на очереде вопрос о получении нашими собственными средствами металлического алюминия, а прежде всего заставили искать источники необходимого сырья, что и побудило обратить внимание на указанные районы, где, согласно указаниям некоторых прежних исследователей — на ряду с обычными огнеупорными глинами вполне уместно было предполагать и нахождение, как чистых каолитов, так и глинистых образований, содержащие избыточный глинозем (т. е. бокситов). Решение указанных выше вопросов составляло в последнее время задачу, интересующую главным образом состоящий при Комиссии по изучению Естественных и произв. сил России — Отдел Глиняных материалов, который и предпринял ряд подробных исследований, имеющих в виду освещение отдельных районов Московского Каменноугольного бассейна и окончательное решение вопроса о возможности нахождения таких запасов боксита, которые могли бы иметь промышленное значение.

Как известно, исследования, предпринятые Отделом Глиняных материалов, уже принесли весьма весьма интересные результаты — именно, в одном из вышеуказанных районов — Тихвинском уезде — В. И. Искюлем открыты и подробно исследованы довольно значителельные месторождения боксита, несомненно имеющие промышленный интерес. Подробные описания этого месторождения можно найти в одном из последних изданий Комиссии (Материал для изучения Естеств. Произв. сил России, 31. А. Д. Станкевич, В. И. Искюль, и Б. П. Овсяников, под ред. П. А. Земятчинского. (Тихвинский боксит в геологическом, химико-минералогическом и техническом отложении, Петроград, 1919 г.).

Так как исследования последних лет, произведенных в других частях Северного крыла (Вытегорского и Боровичского уездах) дали, в смысле возможности нахождения боксита, отрицательные результаты, то пришлось обратить внимание на Южное крыло, где еще Барбот де Марни указывал на месторождения боксита в ряде отдельных мест, как то в Богородицком, Данковском и Скопинском уездах.

После того как проф. П. А. Земятчинский, посетивший по поручению Отдела Глиняных материалов некоторые месторождения Раненбургского уезда (Рязанской губернии) отметил весьма своеобразные глинистые образования близь ст. Карповки названного уезда — летом 1919 г. в тот же район был командирован В. А. Зильберманн, который произвел более подробные исследования и собрал коллекцию различных глин, встречающихся в окрестностях с. Карповки. Среди глин этой коллекции являются весьма интересными гнезда белого плотного вещества, вкрапленных в полевую пластичную глнну, представляющую одну из наиболее распространенных пород района.

Химический состав этих белых вкраплений, по анализу произведенному Ю. В. Морачевским в лаборатории Геологического Комитета, оказался нижеследующим:

Окислы. с. Б. Карпов-
ки, Сычев Лог
Раненбургск.
уезда.
С. Америка
Арканзас,
(по сводке Н.
Фохта).
Тихвинский
боксит,
Шурф. XV
N. Р.
H2O 28.47 28.36 14.01
SiО2 12.87 10.64 18.62
Al2O3 54.84 57.48 59.68
Fe2O3 2.39 2.56 3.21
TiO2 0.19 1.20 4.40
CaO 0.32 0.19
MgO 0.09 0.05
SO5 0.88
Сумма 100.05 100.24 100.16

Таким образом мы здесь имеем дело с типичным бокситовым веществом, при том содержащим очень немного кремнезема и окиса железа, (что является большим техническим преимуществом). Весьма интересно сходство нашего боксита с таковым же из штата Арканзас, Сев. Америки; в обоих случаях, повидимому главную роль играет гидрохимсит (гибсит) Al2O3·3H2O, в то время как в Тихвинском боксите преобладает диаспоровое вещество Al2O3·H2O.

Следует однако отметить, что условия, в которых встречен боксит у села Карповки (вкрапления в окружающей породе) пока не дают возможности считать это месторождение имеющим промышленное значение.

Во всяком случае есть основания предполагать, что подробные исследования ближайшей местности могут дать в этом отношении более благоприятные результаты.


ХИМИЯ И ТЕХНОЛОГИЯ.

К вопросу о котонизации льняных очесов. В России до войны было сильно развито приготовление бумажных тканей из привозного и отчасти нашего хлопка, но, к сожалению, мало обращалось внимания на лен, ввиду чего количество льнопрядильных и льноткацких фабрик было весьма ограничено.

Отсутствие в настоящее время хлопка выдвинуло вопрос о замене его другим подходящим материалом, так как существующие льнопрядильные и льноткацкие фабрики не могут удовлетворять потребностям страны. Необходимо было подыскать такой волокнистый материал туземного происхождения, который мог бы обрабатываться на машинах, предназначенных для хлопка. Наиболее подходящим материалом оказался лен и его очесы.

Котонизация льна в настоящее время в широком размере производится пока лишь на одной фабрике б. Д. Г. Бурылина в Иваново-Вознесенске, которая работает под руководством особой Комиссии Химического Факультета Иваново-Вознесенского Политехнического Института 1). В общих чертах котонизация льняных счесов по способам, разработанным Комиссией состоит в следующем. Льняной очес вносится в котел с раствором едкого натра (8% от веса товара) и бисульфита натра (1½% 38° Еé от в. т.) котел закрывается и жидкость нагревается паром. После того, как давление в котле доходит до 40 фунтов, щелок перепускается в следующий котел со свежим очесом, подкрепляется 8% едкого натра и 1½% бисульфита, прибавляется воды до покрытия очеса и пускается пар. По достижении в котле давления 40 фунтов, щелок перепускается в следующий котел со свежим очесом, где жидкость подкрепляется 8% едкого натра и 1½% бисульфита. Этим первая варка и оканчивается. По окончании первой варки щелок из котла выпускается и на горячий очес наливается свежим щелок (4% едкого натра и ¾ 38° Еé от в. т. бисульфита), пускается пар и по достижении давления в 40 фунтов, щелок перепускается в следующий котел, освободившийся от щелока первой варки п т. д. После варки в ше локе следует промывка в воде, в слабой серной кислоте и снова в воде. Путем такой выварки достигается удаление пектиновых и др. посторонних веществ до 30,7%. По произведенным Комиссией опытам максимальное удаление пектиновных веществ достигалось после обработки смесью растворов нефтяных сульфокислот и едкого натра, а именно 32,9%. Комиссия не ограничивалась только разработкой способов котонизации льна, но посмотрела на свои задачи шире: она обратила внимание на утилизацию как самого котонизированного волокна, так и всех побочных продуктов (отходящие щелока, костра и т. д.) с целью их практического применения.

Котонизированный лен оказался пригодным служить вместо вяты для медицинских целей, подкладкой для одежды и т. д. Отходящие щелока оказались пригодными служить для смягчения жесткой воды и др. целей, а из высушенного остатка был приготовлен серный краситель шоколадного и др. оттенков.

К числу работ Комиссии можно отнести опыты количественного определения инкрустирующих веществ путем осахаривания клетчатки льняных очесов. Опыты показали, что лигнин и другие вещества при обработке серной кислотой (72%) льняных волокон в раствор не переходят, остаются в твердом виде, сохраняя свое внешнее строение и препятствуют переходу в раствор той части целлулозы, которая покрыта ими как оболочкой, и с которой они находятся в тесной свази.

В среднем процент выхода сахара, после осахаривания даже самым тшательным образом котонизированных волокон льна, не превышал 80%. Так как опыты осахаривания чистой шведской фильтровальной бумагой при тех же условиях привели к тем же результатам, то Комиссия продолжает свои опыты, чтобы решить на сколько верно предположение, что причиною такого выхода сахара, является неполное удаление инкрустирующих веществ.

В настоящее время производятся, в числе других, опыты приготовления взрывчатых веществ из льняных очесов в сыром и котонизированном состояниях.

г. Иваново-Вознесенск,
Политехнический Институт,

проф. Н. Будников.
проф. С. Шиманский.


ПОТЕРИ НАУКИ.

Михаил Анатольевич Вильев. Ноября 1919 года скончался от испанской болезни, осложнившейся воспалением легких, не достигший еще и тридцати лет, но уже составивший себе видное имя в ученом мире, астроном Михаил Анатольевич Вильев. В университет М. А. поступил уже с значительными знаниями по высшей математике и астрономии, и всецело отдался здесь занятиям любимой им науки-астрономии. Уже с первых лет своего пребывания в университете он посвящает свои силы разработке трудных вопросов теоретической астрономии и небесной механики, и печатает в различных русских и иностранных журналах целый ряд статей (гл. обр. вычислительного характера) и заметок, относящихся к изучению движения комет и малых планет. По окончании курса университета в 1915 г. его силы и способности развернулись в такой широте, что не было больше никакого сомнения в том, что из М. А. Вильева должен был выработаться крупный ученый с мировым именем. Пока возможны были сношения с Западной Европой, М. А. находился в переписке со многими выдающимися представителями астрономической науки. Когда Россия оказалась совершенно отрезанной от Западной Европы, он оказался, так сказать, предоставленным самому себе и тем не менее продолжал развивать труднейшие и важнейшие вопросы механики. К числу таких вопросов относятся: разложение пертурбационной функции, исследование вопроса о числе решений основной задачи теоретической астрономии, общее рассмотрение задачи об определении орбиты без предположения относительно экцентриситета, переработка лунной теории Ганзена, исследование некоторых специальных вопросов вообще в теории движения луны, исследование движения кометы Галлея, являющееся продолжением работ английских астрономов Ковеля и Кромелина, составление таблиц движения некоторых малых планет, пересмотр теории движения больших планет и т. д. Некоторые из этих работ уже напечатаны, некоторые вполне подготовлены к печати, наконец, часть работ находилась лишь в подготовительной стадии. Теперь представители кафедры астрономии в Петроградском Университете поставили себе задачей разобраться в рукописях, оставшихся после покойного М. А. Вильева.

Практической астрономией М. А. вообще не интересовался; однако он не был совершено чужд ее. (Так летом 1914 года он определил широту и долготу одного пункта в Меррекюле; в 1915 году он совместно с С. Г. Натансоном производил определение разности долгот астрономической обсерватории Петроградского Университета и Пулковской Обсерватории. Правда, обе эти работы, хотя и дали вполне удовлетворительные результаты, но все-же скорее носили учебный характер. Кроме того, М. А. принимал участие в экспедиции, снаряженной проф. А. А. Ивановым в Спасскую Полисть Новгородской губернии для наблюдения кольцеобразного солнечного затмения 4 Апреля 1912 года по старому стилю. Точно также для наблюдения полного солнечного затмения 8/21 Августа 1914 года он ездил в Ригу.

Так он отчасти интересовался солнечными и лунными затмениями с точки зрения их предвычислениями, и их хронологии. При Русском Обществе Любителей Мироведения под его руководством было основана бюро для вычисления канона солнечных затмений. Далее, в книге Д. Святского "Астрономические Известия в русских летописях с научно-критической точки зрения" М. А. Вильеву принадлежит обработка летописных известий о солнечных затмениях, канон русских солнечных затмений и сокращенные таблицы лунных затмений.

М. А. Вильев был знаком с восточными языками, и в самое последнее время под руководством проф. Б. А. Тураева занимался вопросами египетской хронологии с приложением астрономических методов к датировке исторических памятников. Таким образом было установлено время составления двух гороскопов, найденных в Атрибе в 1908 году Ф. Питри. В связи с этим разработаны общие методы исследования дат по указанным расположениям планет в зодиаке, и общая теория иллюстрирована большим числовым примером. Необходимо еще упомянуть, что в 1916 году М. А. работал на Пулковской Обсерватории, где ознакомился с принципами фотографической астрономии, с измерением фотографических пластинок, с производством наблюдений на большом пассажном инструменте, вертикальном круге, меридианном круге и усвоил принципы абсолютных измерений и приемы составления звездных каталогов).

В 1918 году М. А. закончил экзамены на степень магистра астрономии и геодезии, а в 1919 представил в физико-математической факультет Петроградского Университета диссертацию для соискания той-же степени под заглавием: "Аналитическая форма планетных неравенств и аналитическое решение основной задачи теоретической астрономии". Эта работа представляет весьма ценный вклад в науку, и первая ее часть важна с практической точки зрения для вычисления планетных возмущений, а вторая интересна с теоретической точки зрения. К сожалению, защитить эту диссертацию М. А. Вильеву не пришлось вследствие отмены к этому времени ученых степеней. С осеннего полугодия того же 1919 года М. А. начал читать лекции в Университете, в Первом (бывшем Женском) Педагогическом Институте и др. высших учебных заведениях.

М. А. отличался необыкновенною работоспособностью, и в этом отношении с ним не мог сравнятся никто ни из молодых, ни из старых ученых. Отчасти это могло преждевременно надорвать его силы, особенно принимая во внимание все трудности нынешнего времени в продовольственном, отопительном и других отношениях. Так он не отказывался от общей трудовой повинности, хотя имел полное право быть освобожденным от нее. Простуда и переутомление и без того не очень сильного организма на этих общественных работах и послужили первым толчком к болезни, а затем и к смерти М. А. Вильева.

Приходится пожалеть, что еще до сих пор мало принято энергичных мер к сохранению здоровья и самой жизни ученых в России в настоящее тяжелое время всеобщей разрухи. Теперь очень хорошо известно, что "может собственных Платонов и быстрых разумов Ньютонов Российская земля рождать". Но этого еще не достаточно: необходимо уметь их и сохранить и дать им полную возможность широко развернуть свои силы на пользу нашей страны.

Пусть же легка будет Тебе земля, дорогой ученик.

Профессор А. А. Иванов.


ИЗ НАУЧНЫХ РАБОТ НА ЛЕДОВИТОМ ОКЕАНЕ.

Л. Л. Брейтфус в двух своих записках в Академию Наук из Барда от 9 июня и 3 июля сообщил о действиях спасательной экспедиции на ледоколе "Святогор", снаряженной по распоряжению правительства для оказания помощи затертому во льдах Карского моря пароходу "Соловей Будимирович".Пароход этот в двадцатых числах Января текущего года вышел из Архангельска в море с 52 человеками экипажа и 32 пассажирами, имея своим назначением доставить в Мурманск этих пассажиров и военный груз. По пути пароход должен был зайти еще в устье Индиги, принять там груз оленьего мяса и рыбы и доставить все это также в Мурманск.

В начале плавание шло вполне благополучно, но к востоку от Канинского полуострова пароход встретил тяжелые льды, между которыми он по мере возможности пробивался, направляясь к Индиге. Однако, в 50 милях от устья Индиги льды совершенно затерли пароход, лишили его возможности управляться и понесли на северо-восток. 15 Февраля пароход был уже у Карских Ворот, через которые его и вынесло быстрым течением, со скоростью до 5 миль в час, в Карское море. 16 Февраля пароход, через радиостанцию на Вайгаче, сообщил в Архангельск о своем бедственном положении, откуда получил инструкцию пробиваться к берегу, выброситься там на мель и, если надо будет, бросить судно и ждать помощи от санной экспедиции, которую обещали послать из Архангельска в Апреле и Мае. На пароходе оставалось всего 50 тонн угля, а потому 17 Февраля пришлось волей-неволей прекратить пары и предоставить себя воле ветра и течений. Беспокоясь за участь парохода русское правительство обратилось 28 Февраля к Норвежскому правительству с просьбой об оказании помощи "Соловью", а затем вскоре, чрез Норвежского консула в Коле, просило Л. Л. Брейтфуса принять участие в организации Норвежской спасательной экспедиции. Л. Л. прибыл из Александровска в Вардэ 27 Марта, где узнал, что Норвежское правительство ведет переговоры с Английским правительством относительно предоставления для экспедиции русского лодокола "Козьма Минин",который стоял в то время в Англии, и что о том же ведет самостоятельно переговоры и профессор Нансен. Результатом этих переговоров явилось согласие Английского правительства прислать в Норвегию ледокол, но не "Минин", который находился в ремонте, а "Святогор", также стоявший в Англии. Тем временем в Норвегии, под руководством капитана Свердрупа, который был назначен начальником спасательной экспедиции, шло быстрым темпом заготовление провизии и прочего снаряжения для экспедиции. 25 Апреля пришел из Англии в Берген, с английской военной командой, "Святогор", а 3 Мая прибыла туда же из Норвегии норвежская команда на смену английской, которая возвратилась в Англию; в то же время из Англии вышел пароход с углем, который доставил его в Тромсэ и перегрузил на норвежский пароход "Хардэ", который должен был направиться к южному берегу Новой Земли и там поступить в распоряжение капитана Свердрупа. В Бергене, куда прибыл Л. Л. Брейтфус, на ледокол "Святогор" был принят разведочный аэроплан. Снаряжение "Святогора" под руководством Л. Л. Брейтфус, шло быстро, и 12 Мая ледокол вышел из Бергена и направился в море.17 Мая, после вполне благополучного перехода "Святогор" отдал якорь в Тромсэ, где пополнил запас угля и мог бы после этого немедленно итти дальше, но задержался на долго, на целые 3 недели. Причиной этого было требование Английского правительства, чтобы ледокол был застрахован в сумме 13.000.000 крон, что вызвало новые переговоры и значительные расходы. Только 7 Июня "Святогор" вышел из Тромсэ и в ночь на 9-е Июня прибыл благополучно в Вардэ, где принял 46 тонн разной провизии, доставленной туда Норвежским Интендантством, и в ночь на 10-е Июня вместе с угольщиком "Хардэ" вышел в море. Курс был проложен к южной части Гусиной Земли, куда "Святогор" и подошел ранним утром 12 Июня и отдал якорь в губе Белушьей. Пополнив запас угля с парохода "Хардэ", "Святогор" 14 Июня направился в Карское море по совершенно чистой воде; льда нигде не было. Пройдя Карские Ворота 15 Июня "Святогор" вступил в прямое сношение по радио с "Соловьем" и стал обмениваться осведомительными телеграммами. К вечеру 15 Июня в Карском море "Святогор" стал встречать отдельные льдины, и вскоре вошел в сплошной лед толщиною до 6 фут., с которым ледоколу было трудно бороться, почему он и изменил курс ближе к берегу Новой Земли, где лед оказался легче. Весь день 16-го Июня, идя разными курсами, огибая большие ледяные поля и форсируя малые, "Святогор" медленно подвигался вперед к своей цели. 18-го Июня "Святогор" был нагнан ледоколом "Канада", который был отправлен из Архангельска тоже на помощь "Соловью". В 1 час утра 19 Июня "Святогор" подошел к "Соловью" при громких криках "ура" на обоих пароходах и стал у самого его борта. "Трудно передать — говорит Л. Л. Брейтфус, подробности этой радостной встречи. Командир "Соловья" и некоторые пассажиры перешли на "Святогор" и просили Свердрупа, капитана и Л. Л. Брейтфуса к себе на "Святогор" где в кают-кампании Свердрупу и Л. Л. Брейтфусу было сказано несколько прочувствованных слов и поднесены сырники, заменявшие хлеб-соль. Всех обитателей "Соловья" (77 мужчин 7 женщин и 1 ребенок) мы нашли здоровыми, но достаточно отощавшими".

С 8 часов утра началась работа по погрузке угля и провизии со "Святогора" на "Соловья" а также выдача белья, платья и обуви экипажу "Соловья". В 2 часа дня 20 Июня, покончив все работы, все три парохода направились на юг: впереди шел "Святогор", за ним Соловей — и наконец — "Канада". Состояние льдов на этом обратном пути было значительно легче, чем несколько дней тому назад, но упорные и частые туманы сильно мешали плаванию и вынудили даже совсем остановиться, когда все 3 судна, судя по исчислению, должны были находиться вблизи Карских Ворот, пускаться в которые в густом тумане было бы слишком рисковано. Ранним утром 22-го Июня прояснило, и суда двинулись дальше. До сих пор плавание "Святогора" было вполне удачно, но тут, в Карских Воротах, ему не повезло: в 5 час. утра 22-го Июня ледокол наскочил на камень в 8 миллях к северу от берега Вайгача и только благодаря помощи "Канады" и "Соловья" ледокол, перегрузив с себя на "Канаду" 700 тонн угля, вечером 25-го Июня был сдернут с камня общими усилиями всех трех пароходов. К счастию для "Святогора", повреждения его, как удостоверяли водолазы с "Канады", были незначительны и он мог свободно продолжать путь и вечером 26-го Июня все 3 судна пришли в губу Белушью, где поджидал "Святогора" угольник "Хардэ". Там произвели еще раз тщательный осмотр подводной части "Святогора", который показал, что ледокол получил лишь мятины днища и легкое повреждение одного из боковых килей, серьезных же повреждений не оказалось. Вечером 29-го Июня "Соловей" и "Канада", приняв с "Хардэ" провизию и разные материалы, отвалили от борта "Святогора" и пошли в Архангельск. 31-го Июня "Святогор" направился в "Вардэ" а угольщик "Хардэ" — в Киркинес. "Святогор" из Вардэ вернулся в Англию. Свое письмо, посланное из Вардэ 3-го Июля, Л. Л. Брейтфус заканчивает так. "Нельзя не отметить, что спасательная экспедиция "Святогора", увенчавшаяся освобождением из льдов 35 душ, которым едва ли удалось бы уцелеть без посторонней помощи, является не только человеколюбивым поступком, но заслуживает внимания еще и во многих других отношениях, так, прежде всего, она является одним из первых крупных звеньев в официальных дружеских отношениях между Советской Россией и Норвежским Правительством, каковые всей Норвежской прессой были встречены весьма сочувственно. Далее, эта экспедиция, во время своего плавания собрала значительный материал по метеорологии, по распределению температур на поверхности воды и о глубине, собрано значительное количество проб морской воды с различных глубин для химического анализа и, наконец, ей вывезено значительное количество фотографических и кинематографических снимков полярной природы, характера льдов и главнейших моментов жизнедеятельности экспедиции".

Такова краткая история дела спасания "Соловья" освобожденного из льдов и счастливо возвратившегося в Архангельск только благодаря своевременной помощи ему спешно и прекрасно снаряженной экспедиции на "Святогоре" под непосредственным руководством Л. Л. Брейтфуса и известного полярного плавателя капитана Отто Свердрупа.

В настоящее время Л. Л. находится в Христиании где, производит ликвидацию своей экспедиции и продолжает начатые им там еще в Апреле переговоры с иностранными фирмами относительно снабжения Северной Научно-Промысловой Экспедиции научным и промысловым инвентарем и углем.

Помимо донесения о деле экспедиции на "Святогоре" Л. Л. Брейтфус сообшил Академии Наук и еще другие интересные сведения.

Так, в письме от 3-го Мая из Христианни он, между прочим, говорит, что получить в Норвегии уголь и инструменты для нашей Экспедиции в настоящем году представляется совершенно невозможным: уголь потому, что сама Норвегия очень нуждается в угле, а научные инструменты и приборы потому, что они получаются Норвегией из Германии, которая сейчас еще не наладила их производство. Дело это осложняется еще и неимением валюты. Таким образом, с пробелом в полярных исследованиях в текущем году необходимо примириться что, как говорит Л. Л., с нашей стороны тем более извинительно, что даже нейтральные государства, не пострадавшие от войны и революции, также по причине отсутствия угля и инструментов не могут приступить к международным исследованиям северных морей, но надо надеяться, что эта работа наладится в будущем году.

В другом своем письме в Академию Наук тоже от 8-го Мая из Христиании Л. Л. опровергает слухи о якобы снаряжавшихся норвежцами научно-промысловых экспедициях и стремлении Норвегии аннексировать северный остров Новой Земли. Эти слухи, по мнению Л. Л., основаны на том, что молодой норвежский ученый, доктор Олаф Хельтедаль, работающий с 1909 года по вопросам арктической геологии, проектирует действительно небольшую экспедицию на собственном судне в северную область Новой Земли, но эта экспедиция имеет исключительно научный характер и сводится к систематическому изучению поперечных профилей южной части северного острова Новой Земли, и никаких политических или экономических целей она отнюдь не преследует. Участие же проф. Нансена в организации этой небольшой экспедиции заключается лишь в том, что он, с целью привлечь к этой научной экспедиции внимание общественных кругов и меценатов, поместил в норвежских газетах статью, в которой горячо рекомендовал поддержать эту экспедицию.

Это письмо Л. Л. заканчивает так: "Норвежские ученые узнав о широких планах Российской Академии Наук по части обследования Северного района в научном отношении, горячо приветствуют эту задачу и готовы вложить в эту работу свое посильное участие.

В последнем, наконец, своем письме из Вардэ от 9-го Июля Л. Л. Брейтфус сообщает очень интересные сведения об экспедиции Роальда Амудсена к Северному Полюсу.

Экспедиция эта была снаряжена Амудсеном в 1918 году. Для нея было построено в Христиании специальное судно особенно крепкой конструкции, "Мод", которое было снабжено всеми необходимыми запасами на 5 лет. Судно это имеет в длину 118 ф., в ширину 40 ф., сидит в полном грузу 17 ф.; оно трехмачтовое, вооружено косыми парусами и снабжено двигателями Болиндера в 240 сил. На нем имеется радиостанция, но только приемная — отправительного аппарата нет.

План Амудсена состоял в том, чтобы, пройдя Ледовитым Океаном до меридиана Берингова пролива, подняться оттуда возможно севернее и, зайдя в полярные льды, начать с ними дрейф, который, по предложениям Амудсена, должен был провести судно чрез северный полюс или вообще тем путем, каким были отнесены остатки яхты "Жанетты" от места ее крушения к берегу Гренландии.

Судно "Мод" вышло из Христиании 24-го Июня 1918 г и, зайдя в горский Шар, где приняло нашего русского телеграфиста Олонкина, а затем на остров Диксона, где приняло керосин и собак, направилось дальше, но пройти вдоль всего северного берега Азии в лето ему не удалось: льды затерли его у мыса Челюскина, и оно было вынуждено стать там на зимовку. Только 12-го Сентября следующего 1919 года экспедиции удалось освободиться из льдов и оно пошло дальше, но опять было вынуждено зазимовать у острова Ойона, при входе в Чаунскую губу, откуда Амудсен и послал в текущем году чрез нашу радиостанцию на Анадыре 3 телеграммы: от 30-го Марта, от 21-го Апреля и от 30-го Апреля, из которых и заимствованы изложенные сведения о пути "Мод". В последней (третьей) телеграмме Амудсен говорит, что как только "Мод" освободится из льдов, он идет в город Комэ (на Аляске), куда надеется прибыть в Июле или Августе 1920 года, где пополнит запас и направится затем в полярные льды "где-нибудь около острова Врангеля, откуда дрейф займет у нас пять лет". Итак, снарядившись в Христиании на 5 лет и потеряв уже 2 года из-за вынужденных зимовок, Амудсен твердо идет вперед к намеченной цели и, словно забывая о потраченных понапрасну двух годах, как бы начинает свою экспедицию, расчитанную на 5 лет. Завидная настойчивость, выдержка и сила воли.

На тот же случай, если бы Амудсену пришлось покинуть судно и достичь северного полюса на собаках, а оттуда направиться не обратно на судно, а на ближайшую землю, датский капитан Кнут Расмудсен, снарядившись в Копенгагене, устроил для Амудсена богатое депо на северном берегу Гренландии, на мысе "Колумбия".

Вот то, что мы пока узнали об экспедиции Амудсена и, надо надеяться, что в самом скором времени мы получим новые сведения о ней, уже из Комэ, откуда собственно и должна начаться экспедиция к северному полюсу.

М. Жданко.

НАУЧНЫЕ ОБЩЕСТВА и УЧРЕЖДЕНИЯ.

Иваново-Вознесенский Политехнический Институт. За границей специальные Высшие Учебные Заведения в значительном количестве создаются по инициативе местного Общества при поддержке Правительства. Так, например, возникла Мюльгаузенская Высшая Колористическая Школа, которая привлекает в свои стены учащихся со всех концов света.

У нас в России до последнего времени не замечалось подобной целесообразности в создании специальных Высших Учебных заведений в тех местах, которые нуждаются в таковых в первую очередь. Так, например, Иваново-Вознесенск, представляющий собою один из самых крупных мануфактурных районов, куда все русские Высшие Учебные Заведения отсылали на практику молодых людей, избравших своей специальностью химическую и механическую технологию волокнистых веществ, не имел специального Высшего Учебного Заведения. Хотя это обстоятельство и бросалось в глаза многим сведующим и заинтересованным лицам и давно возникала идея создания специального Высшего Учебного Заведения в Иванове-Вознесенске, но осуществление такового откладывалось от независящих, а отчасти зависящих причин. Но вот разразилась война и вместе с тем из пограничных городов эвакуировались во внутренние губернии Высшие Учебные Заведения и в том числе Рижский и Варшавский Политехнические Институты. Из них первый разместился по Московским Высшим Учебным Заведениям, а второй в Нижнем-Новгороде. По окончании войны в Мае 1918 года часть Рижской Профессуры возвратилась обратно в Ригу, а другая часть, пожелавшая остаться во внутренних губерниях России, образовала совместно с Обществом Рижских Политехников в Москве инициативную группу для создания Политехнического Института в Иваново-Вознесенске. Она встретила широкую поддержку со стороны местного Общества и Правительственных кругов. В числе других, отозвавшихся на дело создания Политехнического Института следует отметить Т-во Куваевской М-ры (Н. Г. Бурылиным было передано 500.000 руб. на оборудование Политехнического Института и 500.000 руб. на организацию Колористического Отдела Химического Факультета). Центр ассигновал 5½ миллионов на оборудование и 1½ миллиона на полугодичный бюджет.

Первое Заседание Совета Профессоров состоялось 1-го Октября 1918 года, на котором был избран Ректор Института б. профессор Рижского Политехнического Института Михаил Николаевич Берлов.

Конечно, Иваново-Вознесенск, как один из крупных центров мануфактурной промышленности, требовал в первую очередь создания такого Высшего Учебного Заведения, в котором было бы обращено главное внимание на преподавание предметов, имеющих отношение к нуждам местного края. Благодаря этому, создался первый в России Прядильно-Ткацкий факультет; Химический Факультет образовал специальный Колористический Отдел; на Социально-Экономическом Факультете обращено особое внимание на вопросы хозяйственного и фабричного быта; Сельско-Хозяйственный Факультет образовал Лесной Отдел Факультета и обратил внимание на культуру болот.

Всех Факультетов имеется 6: Химический Факультет, Сельско-Хозяйственный Факультет, Специально-Экономический Факультет, Факультет Фабрично-Заводских механиков, Инженерно-Строительный Факультет и Прядильно-Ткацкий Факультет.

Кафедры почти все замещены профессорами Рижского Политехнического Института, Московских, Петроградских и др. Высших Учебных Заведений.

Число студентов доходит до 3.000 человек. Учебная деятельность Института началась с 22-го Октября 1918 года, когда была прочтена первая лекция.

Иваново-Вознесенский Политехнический Институт разместился отчасти в своем здании, отчасти по местным Учебным Заведениям, а отчасти по частным домам.

В настоящее время уже вполне оборудованы большинство лабораторий и некоторые мастерския.

Имеется богатая фундаментальная Библиотека, насчитывающая свыше 100.000 томов.

Кроме того Химический Факультет располагает отдельной Библиотекой, насчитывающей около 8.000 томов, вполне обеспечивающей проведение научных работ профессоров и студентов.

Институт издает свой научный журнал "Известия Иваново-Вознесенского Политехнического Института".

За 2 года существования Института окончило 9 человек быв. студентов старших курсов Рижского Политехнического Института, не пожелавших ехать в Ригу.

Деятельность Иваново-Вознесенского Политехнического Института продолжает интенсивно развиваться. Производятся работы по котонизации льна и льняных очесов, производятся исследования воды Иваново-Вознесенских соляных источников, разрабатывается целый ряд научных вопросов и т. д.

К числу намеченных задач относится создание в ближайшее же время Центральной Испытательной Станции по образцу б. Рижского Политехнического Института.

Волжская Биологическая Станция. В Саратове продолжает свою работу и выпустила в 1919 третий выпуск Т. V своих "Работ". Из опубликованного тома отчета о деятельности станции за 1914—17 г. видно, что работы за указанный период шли, хотя и с некотором перерывом, при чем особенное внимание уделялось изучению нереста стерляди в связи с исследованием по ее искусственному оплодотворению. На ряду с учением фауны и флоры Волги, изучалась и сухопутное фауна и флора района, а также была совершена экскурсия на оз. Эльтон.

Из работ местных сил на Севере России. Местные культурные силы, проявившие еще перед войной массу инициативы в деле изучения родного края в настоящее время, вместе с притоком специалистов из столиц и выяснившейся громадной потребностью в изучении родины для ее экономического возбуждения, проявляют в настоящее время большую и кипучую работу. Так, в Вологде весной 1919 г. образовался Научно-Технический Комитет по изучению производительных сил Северного Края, состоящий при Вологодском Губсовнархозе. За полгода своего существования Комитет успел 1) произвести исследование Уфтюгского известкового района в Кандиковском уезде, 2) исследовать соленые промыслы Тотемского уезда 3)произвести геоботаническое исследование Лугов Присухонской низменности, 4) выработать план рациональной дорожной сети по Вологодскому уезду на основании современных статистических и экономических данных; далее, составляется библиография и картотека по Вологодской губ., был организован в течение истекшего летнего сезона сбор лекарственных трав (на 4 миллиона рублей — по данным Кредитосоюза) и проведен ряд других мелких работ экспортного характера. В план работ на 1920 год включено между прочим дальнейшее обследование лугов (низинных), озер и рек Вологодской губернии на сапропель и планктон, исследование лесов и торфяников, известковых ломок, песчаников и глин, сбор лекарственных трав; намечен и частью уже осуществлен ряд техно-химических опытов по смолокурению, получению эфирных масл из хвои, спирта из скипидара, риктификации скипидара и дегтя, устраивается опытно-утилизационный завод. В 1920 года выпускается печатающийся уже выпуск № 1 "Материалов по изучению и использованию производительных сил Северного края" — издание Комитета, содержащее ряд оригинальных статей о природных богатствах Вологодской губ., о землеустройстве, и т. д., где помещен будет и краткий отчет о деятельности Комитета с момента возникновения его — 31 марта 1919 года.

В настоящее время Комитет выпустил популярно-научную книжечку знатока края Н. В. Ильинского, "Вологодский Север", кратко, но живо и с глубоким знанием дела характеризующую указанный район в отношении имеющихся на лицо природных рессурсов и тех условий при которых возможен будет экономический расцвет его, а также тех направлений развития народного хозяйства, которые диктуются местными условиями. Очерку предпосланы главы характеризующие экономическую жизнь и роль этого края в прошлом.

В Вятке энергия местных научных работников менее концентрирована и пошла по несколько иным путям.

С одной стороны здесь в настоящее время работали две химические лаборатории, одна из которых исследует качества вятских торфов, богато, представленных на Севере края, а другая изучает воды губернии; с другой здесь имеется два Музея — старый, основанный Лабинским, сильно запушенный, имеющий коллекции местных, уральских и пр. минералов, большое собрание остатков костей глациальных и пост-глациальных животных, и груды археологических объектов из недр монастырей, церквей и т. д. укрывшиеся здесь от разрушения, но не приведенные в порядок и вторично возникший музей при недавно народившейся "Естественно-научной лаборатории", объединяющей местную учащуюся молодежь, и заключающий в себе большое собрание бабочек и жуков и гербарий (до 2000 видов, гл. обр. местных), а также некоторое количество чучел птиц и млекопитаюшихся и несистематизированный материал геолого-минералогического характера.

В настоящее время оба эти музея сливаются вместе, с тем, чтобы сделаться районным музеем с широкими задачами — 1) всесторонняго изучения естественных и антропогеографических рессурсов края и 2) покрытии всего района сетью более мелких местных музеев и выработки для них музейных работников.

Северная Научно-Промысловая Экспедиция. Северная Научно-Промысловая Экспедиция при Научно-Техническом Отделе Высшего Совета Народного Хозяйства, учрежденная 4-го Марта 1920 года, с первых шагов своей деятельности обратила свое особенное внимание, главным образом, на промысловую сторону дела, имея в виду заниматься научными работами, на первое время, лишь попутно, насколько это позволит выполнение главнейшей ее задачи, т. е. производства различных промыслов.

С этою целью Президиум экспедиции приложил все старание к скорейшему получению от правительства подходящих морских судов и предметов их снабжения и промыслового снаряжения, а также к формированию отрядов для выполнения намеченных промысловых работ и научных исследований как в море, так и на суше.

С 1-го Апреля текущего года, по организации Управления Экспедиции в Архангельске, отделений ее в Петрограде, и в Москве и агентства в Вологде, Экспедиция вела указанные подготовительные работы возможно усиленным темпом, насколько это позволяли обстоятельства переживаемого времени. Особенное внимание было обращено также на подбор личного состава отрядов и судов, и к Июлю месяцу, благодаря дружной работе всех служащих в Экспедиции, подготовительные работы настолько подвинулись вперед, что явилась возможность уже отправлять постепенно на места те или иные отряды. Так 4-го Июля выехал из Москвы Печорский отряд, профессора В. К. Солдатова, имеющий своим назначением подробное ознакомление с рыбными промыслами и с вопросами рыбоводства в бассейне р. Печоры;

8-10 Июля отправился из Петрограда на озеро и в район Мурманской железной дороги Почвенно-Ботанический Отряд Географического института для подробных исследований указанных районов в отношении их пригодности для луговодства и огородничества;

28-го Июля отбыл тоже из Петрограда на Mуpман Экономический Отряд профессора С. П. Швецова, имеющим своей задачей подробное выяснение вопросов, касающихся всей экономики Мурмана и, попутно, собрание статистических сведений;

6-го Августа выехал из Петрограда Беломорский Отряд профессора П. Ю. Шмидта для систематических исследований ихтиофауны Белого моря и, в первую очередь, — Кандалакшского залива;

7-го Августа отправился из Петрограда на Мурман Геологический Отряд профессора П. В. Виттенбурга для выяснения вопроса об ископаемых богатствах Кольского полуострова и Мурманского побережья;

18-го Августа вышел из Архангельска в море на траулере "Дельфин" отряд биолога Е. К. Суворова для производства траллового лова на Канинских банках и, попутно, для научных биологических исследований в том же районе и, наконец, на этих днях уходит из Архангельска в море парусно-моторное судно "Шарлотта" для промысла трески и акулы на Колгуевских банках, а затем направится в устье Печоры, где высадит отряд С. В. Керцелли для выполнения различных работ по оленеводству и для организации заготовки мороженной оленины для нужд населения Северного района.

Все перечисленные отряды, кроме последнего, находятся уже на местах работ и приступили к выполнению данных им задач. Много хлопот выпало на долю распорядительных и заготовительных органов Экспедиции, чтобы получить все необходимое для снаряжения всех этих отрядов, и только благодаря отзывчивому отношению местных властей к нуждам Экспедиции, все затруднения преодолены и отряды могли приступить к своим работам.

Помимо снаряжения судов и отрядов, Экспедиция очень озабочена также делом организации сети холодных складов в районе ее деятельности для приема и хранения скоро-портящихся продуктов и, главным образом, продуктов рыбных промыслов.

С этою целью разрабатываются проекты и сметы на постройку холодных складов на Мурмане, на Печоре и вообще по побережью Ледовитого океана. Намечаются также места факторий, куда местные жители могли бы сдавать продукты своих промыслов в обмен на все необходимое для своего несложного домашнего обихода; намечаются также места для устройства верфей и ремонтных мастерских, где промысловые суда могли бы производить ремонт и где впоследствии можно было бы даже строить новые суда. Стоит на очереди и вопрос об устройстве бондарных заводов для изготовления посуды для засолки рыбы и для хранения других продуктов.

Программа деятельности Экспедиции вообще весьма обширна, и надо только пожелать ей успеха в ее трудах, которые несомненно принесут громадную пользу краю и дадут массу продуктов, в особенности пищевых, в которых в настоящее время ощущается такая настоятельная нужда. Текущий год есть только первый год ее жизни, начало ее работ, но надо надеяться, что при добром желании и умелом руководстве сфера ее деятельности будет быстро расширяться и она займет на нашем Русском Севере то почетное место, которое должно ей принадлежать в силу данных ей широких полномочий и сочувственного отношения к ее нуждам со стороны высшей власти.

21 Августа 1920 г.

М. Жданко.


1) См. труды Комиссии "К вопросу котонизации льняных очесов", проф. С. Г. Шиманский, проф. П. П. Будников, И. И. Иванов, П. В. Золотарев, И. М. Хайлов. Издание И.-В. П. И. 1920 год и "Известия Ив.-Возн. Политехнического Института" № 3 1920 года. (стр. 76.)