ПРИРОДА, №01-03, 1925 год. Научные новости и заметки.

"Природа", №01-03, 1925 год, стр. 113-142

Научные новости и заметки.


ГЕОЛОГИЯ и МИНЕРАЛОГИЯ.

Использование минералов в радиотелеграфии. Минералы имеют большое применение в беспроволочных телефонии и телеграфии. При изготовлении наиболее обычных и наименее дорогих типов приемников прибегают к так называемым кристаллическим детекторам, используя электрические свойства некоторых кристаллических веществ. Задачею этой статьи является дать краткий обзор современного состояния нашего знания относительно кристаллических детекторов и одновременно обратить внимание на возможные усовершенствования и желательность дальнейших поисков в этой области.

Действие детектора может быть объяснено следующим образом: радиоволны создают переменные токи такой высокой частоты, что в телефоне с мембраною, способною давать колебания соответствующей частоты, в результате этих колебаний получился бы настолько высокий звук, что восприятие его все же не было бы доступно человеческому уху. Для того, чтобы их сделать слышимыми, волны должны быть или 1) разбиты на равные группы или ряды, которые следуют друг за другом с частотою, доступною человеческому уху (беспроволочный телеграф), или же 2) изменены так, чтобы амплитуда их колебаний изменялась со скоростью колебаний, вызванных речью или музыкою (беспроволочный телефон).

В обоих случаях они остаются электромагнитными волнами высокой частоты. В приемочном аппарате электродвижущая сила высокой частоты или "радиочастоты" направляется на преобразователь, который способен разложить волну переменного тока таким образом, что в одном направлении пропускается больше тока, чем в другом. Можно себе представить, что такая измененная волна слагается суммою переменного тока радиочастоты и постоянного тока, из которых лишь последний способен приводить в действие телефонный приемник. Идеальный детектор должен был бы свободно пропускать ток, но лишь в одном направлении. Следовательно детектор является лишь электрическим выпрямителем, и хотя его выпрямляющее действие еще далеко не совершенно, все же он дает известное количество постоянного тока; сверх того это пульсирующий постоянный ток, и в телефонной сети в конечном результате принимается переменный ток сравнительно низкой ("слышимой") частоты. Соответственно тому, как меняется амплитуда исходной радиоволны, колеблется и мембрана и воспроизводит более или менее правдиво изменения, передаваемые радиоволне у ее источника.

У кристаллических детекторов существенною является небольшая поверхность контакта между двумя подходящими проводниками, из которых по крайней мере один кристаллический. При этом воспользовались тем свойством их, что ток, проходящий через контакт такого рода, не пропорционален электродвижущей силе.

В таблице I приводится список веществ, которые наиболее часто применяются в детекторах. За исключением кремния и карборунда, все они являются минералами. Тела, отмеченные звездочкою, были, насколько известно, использованы лишь в контакте с минералами — обычно цинкитом; остальные обычно применяются в контакте с металлом.

Таблица 1.
Вещества, имеющие наибольшее применение для кристаллических детекторов.

Наименование. Состав. Симметрия. Спайность.
Галенит.......... PbS правильная |100| совершенная; |111| ме-
нее часто.
Пирит.......... FeS2 правильная |100| и |111| неясная.
Карборунд.......... SiC ромбоэдрическая нет.
Цинкит.......... ZnO гексагональная, геми-
морфная
|0001| совершенная; |1010|
иногда отчетливая.
Анатаз.......... TiO2 тетрагональная |001|, |111| совершенная.
Брукит.......... TiO2 ромбическая |110| неясная; |001| еще ме-
нее отчетливая.
Борнит.......... CuFeS4 правильная |111 следы.
Халькопирит.......... CuFeS2 тетрагональная, сфено-
идальная
|201| иногда ясная: |001| не-
ясная.
Молибденит.......... MoS2 гексагональная |0001| весьма совершенная.
Аргентит.......... Ag2S правильная |110| следы.
Конеллин*.......... CuS гексагональная |0001|
Никкелин*.......... NiAs гексагональная
Энаргит.......... Cu3AsS4 ромбическая |110| совершенная; |100|, |010|
отчетливая; |001| неясная.
Кремний.......... Si правильная

При просмотре вышеприведенной таблицы можно видеть, что все упомянутые вещества имеют сравнительно простой состав; из 14 соединений только три содержат по три элемента. Равным образом преобладают кристаллические системы высшей симметрии: 10 веществ принадлежат правильной или гексагональной системам, тогда как моноклиническая и триклинная системы совершенно не представлены. По отношению к спайности нельзя установить какую-либо закономерность. Некоторые хорошие детекторы, как галенит или цинкит, обладают хорошо выраженною спайностью, тогда как у других, например, у пирита, спайность не отчетливая.

Механизм проводимости в кристаллическом выпрямителе и причины лишь одностороннего пропускания пока не вполне ясны.

Многочисленные теории были выдвинуты для объяснения действия кристаллических детекторов; например, возникновение прямого постоянного тока в кристалле приписывали появлению термоэлектрических электродвижущих сил в контакте или в месте соединения. Не претендуя на окончательное разрешение этого вопроса и не желая обсуждать заслуги различных теорий, мы только хотим указать на одно объяснение, которое нам кажется наиболее простым.

Известно, что кусочки некоторых веществ, как, например, галенит, обладают способностью выпрямлять ток лишь на определенных точках поверхности; больше того, эти "чувствительные точки" обычно не располагаются на гладких частях спайных поверхностей, но скорее приурочены к местам, где поверхность неправильная. Возможно, что на этих чувствительных точках имеется неясная октаэдрическая спайность и что чувствительные точки являются лишь малыми участками параллельными граням октаэдра (111). Но плоскости (111) галенита слагаются или только атомами свинца или атомами одной серы, и можно себе представить, что наружный слой, содержащий лишь атомы одного рода, способен создавать значительно неуравновешенное электростатическое поле, обусловленное действием электронов ориентированных атомов.

Признавая правильность этого взгляда, мы можем ожидать, что всякое кристаллическое вещество, являющееся проводником электричества, обнаруживает выпрямляющее действие на любой плоскости (спайности или кристаллической грани), по которой располагаются слои лишь одноименных атомов. Это последнее условие однако выполняется лишь в кристаллах простого состава. Пирит, тоже один из наиболее употребимых детекторов, обладает двумя направлениями спайности — кубической и октаэдрической, которые плохо выражены. По плоскостям (100), равно как и по плоскостям (111) расположены или исключительно атомы железа или же атомы серы; следовательно, у пирита любая плоскость спайности, соответствующая по величине точке контакта, может быть чувствительною точкою.

Для других кристаллов, как, например, для карборунда, это соотношение менее простое. Это вещество, повидимому, функционирует лучше всего, когда одна из "точек" гексагональной пластинки соприкасается с твердою металлическою поверхностью; в то время как другое электрическое соединение, как обычно, образовано погружением значительной части кристалла в металл. "Точка" на самом деле является небольшим углом, образованным пересечением двух призм или двух ромбоэдрических плоскостей. Структура карборунда пока еще точно не установлена, но если выяснится, что чувствительные углы сложены атомами одного рода, тогда окажется, что предложенная нами гипотеза применима и для объяснения действия детекторов этого типа. Надо отметить, что мало реальных доказательств можно привести для подтверждения этого взгляда, но с другой стороны нет и фактов, которые бы противоречили, и он выдвигается лишь как простая н вполне допустимая рабочая гипотеза.

Дальнейшее изучение выпрямляющей способности кристаллических поверхностей несомненно весьма желательно.

Кристаллический детектор проще, прочнее и дешевле вакуумдетектора. В своем настоящем виде он значительно менее чувствителен, нежели вакуумдетектор, и он не может быть использован в качестве усилителя. Тем не менее он нашел значительное практическое применение,и если бы чувствительность его удалось повысить, область его использования должна была бы еще расшириться.

X. С. Робертс и Л. X. Адамс.
Геофизическая Лаборатория Инсти¬
тута Карнеги в Вашингтоне. Из
American Mineralogist. 1922. № 8.

Перев. Э. Бонштедт.


К вопросу о классификации ледников. Как известно, до сих пор не существует вполне удовлетворительной, основанной на строго научных принципах классификации ледниковых образований.

Большинство распространенных учебников по физической геологии придерживается или классификации Гейма или же классификаций, представляющих в существе дела лишь в частностях отличие от предыдущей. Более разработанные классификации пытались дать Дрыгальский, Норденшельд и особенно Гоббс. Но весьма интересная сама по себе попытка Гоббса, повидимому, пока еще не получила широкого применения, да едва ли и получит, так как она страдает теми же недостатками, что и предыдущие, а именно, базируется, главным образом, на морфологических и орографических признаках. А между тем, естественная (генетическая) классификация ледников должна бы основываться, главным образом, на условиях питания и убыли ледников, так как внешний вид (морфология) последних в первую очередь определяется именно этими процессами. С этой точки зрения заслуживает большого внимания новая классификация ледников, предложенная Райтом и Пристлеем в большой, превосходно иллюстрированной монографии по гляциологии антарктических областей (Wright and Priestley. British Antarctic Expedition 1910—1913. Glaciology. 1922, стр. 142—143). В виду большого интереса, представляемого этой классификацией, мы считаем нелишним познакомить с ней читателей. Авторы подчеркивают, что всякая естественная классификация ледников должна основываться на одном или нескольких зависящих друг от друга факторах, обусловливающих оледенение страны.

Факторы эти следующие: 1) температура, 2) осадки, 3) наклон ложа и 4) денудация. При благоприятных условиях нормально развитый ледниковый покров, возникающий в высокогорной области или же на плоскогорье, будет спускаться без перерыва по горным склонам или же по долинам к низменности или к морю. Такой нормальный ледник или ледниковый покров можно по длине разбить на три более или менее отличные одна от другой зоны или области. Первая (самая верхняя) представляет область накопления (в которой преобладает питание ледника), вторая — область перемещения, где преобладает движение по наклону ложа, и, наконец, третья, самая нижняя, есть область рассеяния (dissipation), траты, убыли вещества ледника. В верхней зоне ледники действуют защитным образом на покрываемую ими поверхность, в средней они производят энергичную эрозию, а в нижней — отложение материала. В смысле динамическом первая область является зоной накопления энергии (зона потенциальной энергии), вторая — зоной кинетической энергии, и нижняя — зоной траты энергии.

Соответственно указанным принципам авторы подразделяют существующие ледниковые образования на следующие 4 типа, каждый из которых в свою очередь включает большее или меньшее число подтипов.

Тип I. Ледниновые образования в области преобладающего накопления.

Подтип I (а). Материковый лед. Сюда относятся ледниковые покровы, представляющие конечный результат оледенения большой континентальной массы. Критериями континентального ледяного покрова являются, с одной стороны, весьма обширные размеры той суши, на которой он покоится, а с другой, тот факт, что все или большая часть неровностей рельефа страны скрыты под нагромождениями льда и потому не оказывают влияния на очертания поверхности ледяного покрова.

Подтип I (b). Островной ледник. Ледниковый покров, одевающий сравнительно небольшую изолированную массу суши (остров). Для него характерна куполовидная форма.

Подтип I (с). Плоскогорный ледник. Сравнительно тонкий, но сплошной ледниковый покров, одевающий плоскую или волнистую возвышенность и в значительной мере отражающий на своей поверхности неровности страны, на которой он покоится.

Подтип I (d). Каровый ледник. Ледниковая масса, заполняющая каровую впадину (цирк).

Подтип I (е). Ледниковые наметы (фирновые ледники). Постоянные или почти постоянные массы льда или фирна, происшедшие путем накопления снежных наносов на подветренной стороне скалистых выступов или же в депрессиях рельефа.

Тип II. Ледниковые образования в области преобладающего движения.

Подтип II(a). Крутобокие ледники 1). Потоки льда, берущие начало или же питаемые нагорными льдами любого рода (льдами типа I), спускающиеся вниз, но не ограничиваемые с боков склонами долин. Бока этих ледников с обеих сторон возвышаются над поверхностью грунта, по которому они движутся, а если они занимают депрессию, то последняя, как правмло, незначительна и не связана с их эрозионной деятельностью.

Подтип II (b). Долинные ледники. Ледниковые потоки, питаемые высокогорными льдами (тип I) любых очертаний и спускающиеся к морю по хорошо выраженным долинам.

Тип III. Ледниковые образования в области преобладающей абляции.

Подтип III (a). Ледниковые лапы. Ледниковая лопасть, образующаяся при выходе долинного ледника на равнину, не ограниченную склонами.

Подтип III (b). Плавающий ледниковый язык. Ледники типа II, настолько далеко выдвигающиеся в море, что конец их всплывает.

Подтип III (с). Пъедестальный ледник (Piedmont). Ледниковый покров, главная масса которого получилась путем сращения концов двух или нескольких ледников (крутобоких или долинных) на более или менее ровной местности у подошвы горной возвышенности, с которой ледники спускаются.

Подтип III (d). Слитный ледник. Возникает также путем слияния концов языков нескольких ледников, но получает определенную форму и очертания в силу наличия возвышенного порога вдоль края ледника, обращенного к морю.

Подтип III (e). Лавинные ледники. Ледниковые массы, питающиеся исключительно ледниковыми лавинами.

Тип IV. Ледниковые образования зоны уравновешенных процессов.

Подтип IV (а). Шельфовый лед, первоначально образовавшийся из континентального льда, выдвинувшегося в море, с примесью или без примеси морского льда.

Подтип IV (b). Шельфовый лед, образовавшийся, главным образом, или целиком за счет накопления снега на многолетнем морском льду.

Как видно из изложенного, и этой классификации не удалось все же устранить все трудности. Так, например, в тип I попали вместе с континентальными не имеющие с ними ничего общего каровые ледники; в III тип лавинные (возрожденные) вместе с типом Malaspina и т. д. Но самый принцип, положенный в основу классификации ледников Райтом и Пристлеем, заслуживает полного внимания, и может быть, идя этим путем, удастся построить более рациональную, чем существовавшие доныне, классификацию ледниковых образований.

Я. Эдельштейн.


Японское землетрясение 1 сентября 1923 года в настоящее время начинает освещаться оффициальными описаниями. Государственный Комитет по Исследованию Землетрясения выпустил предварительный отчет о своих результатах. Там указывается, что первым же ударом были сломаны или выведены из действия большинство приборов Сейсмологического Института в Токио. Только один сейсмограф продолжал записи от начала до самого конца, в течение 2 часов и 20 минут. Через 10 минут после первых колебаний были исправлены еще 4 сейсмографа, которые и вели также дальнейшую запись. На основании добытых в первый момент записей на нескольких приборах, удалось точно установить положение эпицентра — 34°58.'6 сев. широты и 139°21.'8 вост. долготы, именно под заливом Sagami Вау, а глубина фокуса установлена грубо в 15 километров. Исследование самого залива Государственной Гидрографической Службой показало в одной части, площадью в 700 кв. килом., понижение дна в среднем на 234 фута, а в другой части, площадью 240 кв. килом., поднятие в среднем на 273 фута. Такое движение дна естественно вызвало сильную морскую волну, достигавшую высоты 8—12 метров. При этом peзкo выделялось, что волна, наступавшая на берег по направлению от поднятой части дна, была наибольшей высоты, а волны, шедшие от опустившихся частей, были много меньше. Главный удар землетрясения появился без всяких предварительных ударов и только 4 слабых толчка были зарегистрированы в Токио в течение целого месяца, предшествовавшего катастрофе. При этом все отмеченные толчки шли из области того же Sagami Вау.

Последующих толчков было очень много. Объясняется это, во-первых, значительностью размеров фокусной площади, а, во-вторых, тем, что приблизительно через 15 часов последовал второй удар, по силе равный первому, но расположенный в другой части той же сейсмической зоны. В течение первого месяца (сентября) в Токио было зарегистрировано всего 1256 ударов, из которых наиболее сильные группировались в области Sagami Вау, а другие имели начало в области полуострова Во-So или к юго-востоку от него, а также в области к северу от Токио.

Согласно последним подсчетам, сообщаемым в № 6 издаваемых Комитетом Записок (июль 1924), число убитых во время землетрясения достигает 99.331, раненых — 103.733, пропавших без вести — 43.476. Таким образом, потеря в людях оказалась большей, чем во время Русско-Японской войны, унесшей не более 118.000 жертв.

Число совершенно разрушенных зданий достигает 128.266, наполовину разрушенных — 126.223, сгоревших — 447.128 и уничтоженных наводнением — 868; итого совершенно уничтожено 576.262 дома (в это число не вошли полуразрушенные и пострадавшие здания).

Материальные убытки превышают более чем в 10 раз расходы, вызванные Русско-Японской войной.

Максимальная высота подъема воды была вблизи Atami 12 м., у Ito и Aziro 8 м. и у Ainohama 9 м.

Н. Я.


Искусственные землетрясения в настоящее время производятся, как с чисто научными целями, так и с целями прикладного характера. Взрывая в каком-либо пункте огромное количество сильно взрывчатых веществ, вызывают в земной коре сейсмическую волну значительной силы. Немецкий геолог L. Mintrop применил эти волны для обнаружения и исследования нефтеносных формаций в земных слоях. Обычно нефть находят внутри антиклинальной складки, погребенной на большой глубине, и является важным определить простирание и падение крыльев такой складки.

Пользуясь общими законами отражения волн, Mintrop путем сейсмических наблюдений устанавливает разность во времени дохождения волн от места взрыва до пункта наблюдения, причем одна волна идет по прямой без всяких отражений, а другая, с опозданием, идет до складки и отражаясь доходит до того же пункта. Вычисляется угол наклонения крыльев складки, а путем многократных наблюдений устанавливается возможность или невозмоленость предполагать в данном месте скопления нефти. Этот прием особенно пригоден для мест с мощным почвенным покровом с ровной поверхностью, скрывающим подземный рельеф слоев.

Н. Я.


ХИМИЯ.

Из прошлого химии.
Сто лет тому назад.

В 1824 году: Joseph Aspdin в Leeds продолжает опыты Vicat (1818) и получает портланд-цемент.

Johann Jacob Berzelius получает металлический цирконий.

В россыпях Борзовки открыт первый на Урале корунд, определенный известным знатоком камней Соймоновым.

1 мая родился известный химик Alexander William Williamson (ум. 6 мая 1904 г.). Его работы об эфирах имели большое значение для обоснования теории типов.

Johann Wolfgang Döbereiner наблюдает, что губчатая платина в струе водорода и атмосферного воздуха накаляется и основывает на этом огниво, носящее его имя.

August Pierre Dubrunfaut готовит спирт из свекловицы.

Так называемый, "круговой процесс Карно" — Micolas Leonard Sadi Carnot опубликовывает свою работу "Sur la puissance motrice du feu". Госиздат в 1923 г. в серии "Классики естествознания" выпустил эту работу в VII книге этой серии. "Размышления о движущей силе огня и о машинах, способных развивать эту силу" (перев. С. Э. Фриша под ред. и с примечаниями В. Р. Брусиана и Ю. А. Круткова.

Первый синтез Велера щавелевой кислоты. По указанию проф. Б. Н. Меншуткина в 1824 г. он произвел самый синтез мочевины, а в 1828 г. лишь доказал, что получающееся из цианово-аммониевой соли кристаллическое вещество и есть мочевина.

В 1825 году: Берцелиус находит литий и минеральных источниках Карлсбада, Мариенбада и Франценсбрунна.

Ernst Heinrich Weber основывает психофизику.

Работа Гесса "Изучение химического состава и целебного действия минеральных вод России".

Родился 7 апреля Heinrich Hermann Hlasiwetz, ум. 8 сентября 1875 г., изучал глюкозиды, смолы, белковые вещества, изолировал креозол, он и Barsh получили резорцин.

Родился Felix Hoppe-Seyler (основатель "Zeitschrift für physiologische Chemie" в 1877 г.), ум. 10 августа 1895 г.

Горный департамент начал издавать "Горный журнал".

James Copeland применяет иод в виде иодистого калия при лечении сифилиса.

Либих основывает химическую лабораторию в Гессене.

Любекский купец Menge посещает Ильменские горы.

Moll van Beck и Kuytenbrouwer в Амстердаме измеряют скорость звука = 332,77 m/s.

Leopold Nobili соединяет астатическую иглу Ampére с мультипликатором.

Michael Faraday открывает бензол среди продуктов перегонки жирных масел.

Родился Edward Frankland 8 января. Он высказал до Kekule идею насыщаемости химических элементов и постоянства в известных пределах валентности, ум. 7 августа 1899 г.

Родился Emil Erlenmeyer 28 июня, содействовал развитию структурной химии, создал ряд химических приборов и, в частности, колбу, носящую его имя.

Пятьдесят лет тому назад.

В 1874 году: F. W. Benecke высказывает в своей книге "Grundlinien der Pathologie des Stoffwechsels" мысль о значении минеральных солей для обмена веществ.

Вант Гофф и Лебель независимо друг от друга основывают стереохимию.

Jarues Clerk Maxwell производит опыты определения абсолютного веса атомов некоторых элементов. Он находит, что 435.000 триллионов водородных атомов весят 1 грамм и столько же весят 1800 триллионов атомов самого тяжелого элемента — урана.

Прибор Orsat’a для исследования дымовых газов.

В 1875 году: Bouchardat получает изопрен и его полимеры сухой перегонкой каучука; искусственный каучук он получает конденсацией дестиллатов с помощью соляной кислоты.

Работа Clemens’a Winkler’a о контактном методе получения серной кислоты.

Frederik Guthrie развивает теорию солевых растворов, отличающихся вполне определенной температурою затвердевания. Эта теория приобрела для теоретической металлургии большое значение (работы Austin’a, Osmond’a).

James Dwight Dana одновременно с Eduard Suess’oм объясняют архитектонику строения земной коры.

A. A. Kundt и Е. Warburg изучают трение газов и определяют коэффициент трения и его отношение к плотности и температуре.

Первый учебник нефтяного дела на русском языке — А. А. Летний. Сухая перегонка битуминозных ископаемых.

Искусственный лед (Karl Linde).

Лугинин и Бертело изучают теплоты образования и замещения.

Francois Lecoq de Boisbaudran открывает в цинковой обманке из Pierrefitte галлий, предсказанный и описанный Д. И. Менделеевым в 1869 г.

Первые опыты Mallard’a и de Chatelier над скоростью воспламенения взрывчатых смесей.

Alfred Nobel открывает взрывчатый желатин, взрывчатое вещество, состоящее из нитроглицерина с 8% коллоидальной ваты. (Sobrero 1847. Nobel 1869).

Синтез ванилина (Tiemann).

Работа Тимирязева — об усвоении растениями света, имеющая целью выяснить разложение атмосферной углекислоты зелеными растениями под влиянием света.

"Опытные исследования над перекисью водорода" Э. Б. Шене.

Шнейдер основал Тентелевскии Химический Завод в Петербурге.

Всемирная выставка в Филадельфии.

Эмиль Фишер открывает оказавшийся таким важным в его дальнейших работах реактив — фенилгидразин, его соединения и действие на альдегиды.

М. Блох.


ПАЛЕОНТОЛОГИЯ.

Ископаемые верблюды на юге России. На Буге (Южном), у с. Троицкого И. П. Хоменко обнаружил в древнем торфянике, среди остатков многочисленных моллюсков, остатки следуюoих млекопитающих: нового вида лошади, названного А. А. Браунером Equus khomenkoi, быка Bos primigenius, благородного оленя Cervus elaphus и верблюда Camelus bactrianus. Лошадь, найденная в виде почти полного скелета, принадлежит к восточному типу. Чрезвычайно интересно нахождение верблюда. И. П. Хоменко еще ранее (1912) описал верблюдов из среднего плиоцена южной Бессарабии (Саmеlus sp.) и из верхнего плиоцена Одессы (С. kujalnikensis Khom.) и Бессарабии (С. bessarabiensis Khom.). Из Румынии описан Camelus alutensis Stefanescu (1894) из четвертичных отложений. Таким образом, со второй половины среднего плиоцена и до верхнего постплиоцена в причерноморских степях жил верблюд. Можно еще прибавить, что из плейстоцена окрестностей Саренты Нерингом оппсан С. knoblochi, а из Александрийского у., Херсонской губ. М. В. Павловой (1903) — Procamelus khersonensis, систематическое положение и возраст коего пока остаются неясными.

Возраст бугского торфяника И. П. Хоменко считает послеледниковым; он совпадает с эпохой отложения верхнего яруса лесса, с временем между образованием лиманов и отделением их от моря (Геологическое описание торфяника с. Троицкого на р. Ю. Буге. Журнал Научно-Исслед. Кафедр в Одессе, I, № 2, 1923).

Заметим, что следы той сухой послеледниковой эпохи, когда в Херсонской губ. водился верблюд, можно до сих пор наблюдать во флоре степей этой губернии: И. К. Пачоский (Описание растит. Херсонской губ. II. Степи. Херсон, 1917, стр. 325) отметил нахождение но Бугу, Ингулу, Ингульцу ряда реликтовых растений сухой эпохи. Таков Eurotia ceratoides, типичный кустарник полупустыни, весьма распространенный в Азии и на юго-востоке Евр. России и известный также из Добруджи, Венгрии и восточной Испании. Таковы Caragana grandiflora, Ferula caspica и др.

Л. Берг


БОТАНИКА.

В 112 томе "Nature" напечатана заметка Генри Диксона, которую мы даем в переводе.

Нервы растений. Уже давно отмечалось общее сходство в распределении сосудисто-волокнистой системы растений и нервов животных. Вследствие этого сосудисто-волокнистые пучки растений часто назывались нервами. Однако, как анатомы, так и физиологи долго держались того взгляда, что это сходство лишь поверхностное, не основанное на каком-нибудь реальном анатомическом или физиологическом признаке.

У растений так же, как и у животных, области, воспринимающие раздражение и рефлекторные, являются обособленными и могут находиться на значительном расстоянии одна от другой. Каким образом устанавливается связь между обеими областями и как передастся возбуждение? Замечательные исследования последних десяти лет дали ответы на эти вопросы.

Прежде всего в нескольких словах следует коснуться работы Рикка (Ricca) над чувствительной мимозой. Чувствительность этого растения поразительна и хорошо всем известна. Скорость передачи раздражения через органы этого растения по различным наблюдениям оценивается в 10—20 mm. в секунду. Такая скорость является высокой для растений, по по сравнению с быстротой передачи нервного возбуждения животных она очень мала.

Для объяснения механизма передачи раздражения у этого растения высказывались следующие взгляды. Один из них объяснял передачу раздражимости через тонкие протоплазматические тяжи, которые пронизывают стенки живых клеток и, таким образом, устанавливают контакт между клетками. Этот взгляд был высказан в тот период, когда физиологи, только что открывшие плазмодесмы, придавали им особенно важное значение. Предполагалось, что эти фибриллы, состоящие из живой материи, передают раздражение так же, как и нервы животных.

Этот взгляд скоро оказался несостоятельным, так как было доказано, что раздражение продолжает передаваться и в том случае, если протоплазма клеток убита при помощи высокой температуры.

Габерландт предложил другую теорию, согласно которой раздражение у мимозы передается при помощи пульсации воды, наполняющей удлиненные трубчатые клетки, расположенные в лубяной части пучка. Но эта теория явилась также несостоятельной, так как при этом мы вправе были бы ожидать гораздо более быстрой передачи раздражения, чем это наблюдается на самом деле и кроме того почти невозможно себе представить, как поддерживался на определенной высоте тургор, необходимый для передачи пульсации, после того, как протоплазма клеток делалась проницаемой вследствие воздействия на нее высокой температуры.

В 1914 году (Ricca) Рикка окончательно разбил эту теорию. Он показал, что у мимозы раздражение передается через древесину, от которой на большом протяжении был отделен весь луб, включая сюда и те клетки, которые, как предполагалось, являлись передатчиками раздражения. В целом ряде прекрасных опытов Рикка доказал, что древесина, как уже раньше предполагал и Дютроше (Dutrochet), передает раздражение, даже тогда, когда все живые элементы удалены. Далее он показал, что передача раздражения происходит при помощи транспирационного тока. Особые вещества, гормоны, выделяемые раздраженными клетками, переносятся этим током к рефлекторным клеткам и вызывают их ответ на раздражение. В работе Рикка излагаются современные взгляды на передачу раздражения через луб в форме электрического тока.

Почти одновременно с Рикка, Бойзен-Иензен (Воуsen-Jensen) производил свои опыты над фототропической реакцией проростков. Эти опыты имели глубокое значение для выяснения вопроса о передаче раздражения.

При одностороннем освещении верхушек растительных проростков, раздражение передается от возбужденной области вниз и вызывает изгиб затененной стороны. Бойзен-Иензен нашел, что раздражение передается даже в том случае, когда перерезом совершенно нарушена связь между клетками, воспринимающими раздражение и реагирующими на него.

Паа́ль (Раа́l) повторил и подтвердил результаты, полученные Бойзен-Иензена, а кроме того сделал еще следующее важное наблюдение. Он нашел, что раздражение может передаваться через кусочек сердцевины бузины в 0,1 mm. толщины, пропитанный желатиной и вставленный между воспринимающей раздражение и реагирующей областями. Подобные же наблюдения произвел Старк (Stark), исследуя тигмотропические и травматотропические раздражения. Этот экспериментатор выяснил, что воспринимающая верхушка одного растения может быть пересажена на другое и после раздражения вызывает изгиб в этом последнем. В этом случае для обязательного ответа на тигмотропическое раздражение, кроме прочих равных условий, необходимо филогенетическое родство растений соединяемых частей.

Недавние работы Сноу показали, что геотропическое раздражение у проростков бобов (Vicia Fаbа) передается даже в том случае, когда протоплазматическая непрерывность нарушена.

Из всего предыдущего ясно, что протоплазматическая непрерывность не является необходимой для передачи раздражения у высших растений. Возможно, что в таких растениях, как мимоза, раздражения передаются веществами выделяемыми чувствительными клетками. Весьма вероятным в этом процессе является участие транспирационного тока. Он доставляет локализованную передачу и необходимую скорость. Передача необходимых гормонов может происходить через поврежденные клетки или вдоль влажных пораненных поверхностей. Это соображение объясняет нам, почему нет необходимости в целости сосудисто-волокнистых пучков между воспринимающей раздражение верхушкой и реагирующим основанием. В транспирационный ток гормоны могут попасть благодаря изменению проницаемости воспринимающих клеток, ответ реагирующих клеток вызывается таким же изменением их проницаемости.

Итак, основанный первоначально на поверхностном сходстве взгляд, что сосудисто-волокнистые пучки — это нервы, имеет теперь явные подтверждения. Сосудисто-волокнистые пучки действительно передают нервные стимулы от чувствительной к моторной областям. Приведенные выше новейшие работы в этой области указывают, как различно построен нервный аппарат растений и животных.

Е. Цветкова.


Euryale terox. Это редкое и любопытное растение найдено в низовьях р. Лефу, в бассейне озера Ханка, в Южно-Уссурийском крае. Впервые оно было отмечено Мааком в бассейне Уссури в 1859 г. На р. Лефу оно растет совместно с лотосом, Nelumbo nucifera, и придает реке тропический облик (Изв. Южно-Уссур. Отд. Русского Геогр. Общ., 1924, № 7).

Л. Б.


ЗООЛОГИЯ.

Суслики в Минской губ. Оказывается, что на севере Слуцкого у., Минской губ. есть островная колония крапчатого суслика, Citellus guttatus. Сусликов здесь много, и они приносят полям значительный вред; в 1923 г. их было истреблено около 6 тысяч штук. На юг суслики не доходят до Слуцка, на запад переходят в пределы современной Польши. Есть предания, что сусликов перевез сюда с юга князь Радзивилл, владелец Несвижа и Тимковичей (оба пункта в северной части Слуцкого у.), где ныне центр распространения здешних сусликов. Почвы здесь подзолистые и болотные, местность безлесная, густо заселенная (Е. Яцентковский. Зап. Белорусск. Инст. Сел. Хоз., II, Минск, 1924).

Л. Берг.


Массовый пролет куликов наблюдался на северном берегу Азовского моря в ночь на 6 мая 1924 г. Вот как описывает это явление И. Якимовский (Укр. Охотн. Вест., 1924, №4—6): "После выпавшего днем дождя, с наступлением пасмурной, очень теплой, почти душной ночи, часов в одиннадцать, со стороны моря вдали послышался какой-то неясный шум, несшийся со всех концов моря по направлению берега. Через несколько минут стало ясно слышно приближение огромной массы всевозможных пород куликов. Кулики, если можно так выразиться, заволокли небо. Свист, писки, трели слились в сплошной хаос звуков. Стаи летели одна за другой сотнями колонн и отрядов. Пролет длился около часа, не уменьшаясь ни в количечестве, ни в разнообразии пород. К часу ночи наступила мертвая тишина. Из куликов летели больше всего: фифи, травники, грязовики, поручейники, кулики-воробьи, песочники и очень немного веретенников.

Л. Б.


БИОЛОГИЯ и МЕДИЦИНА.

Химическое определение пола. А. Р. Миненков произвел в Бактериологической Лаборатории Петровской Сельско-хозяйственной Академии чрезвычайно интересные наблюдения над химическим составом мужских и женских растений. На фильтрат из листьев мужских экземпляров конопли и на такой же фильтрат из женских листьев того же растения действовали восстановителями: тирозином, гидрохиноном, пирогаллолом. Оказывается, что фермент, заключающийся в женских растениях, действует гораздо более сильно окисляющим образом на упомянутые вещества, чем фермент мужских растений. Подметить подобное ферментативное различие на семенах конопли не удалось, но на проростках конопли опыты дали прекрасные результаты. Десятидневные проростки конопли заметно отличаются физиологически: 53% всех исследованных проростков были способны окислять гидрохинон (при прибавлении эфира к растертым в гидрохиноне проросткам, раствор окрашивался в розовый цвет), 47% — неспособны. Так как соотношение полов у конопли именно таково (54,3% женских, 47,5% мужских особей), то можно думать, что способные окислять гидрохинон особи — женские, неспособные — мужские. Это доказано было путем опытов над проростками, из которых потом были выращены растения, давшие возможность определить пол.

Таким образом, проростки конопли уже на ранних стадиях предопределены в отношении пола, при чем женский пол отличается интенсивной деятельностью ферментов — оксидазы и тирозиназы, а мужской — ослабленной. То же подтверждено на листьях ивы, на цветах и листьях крапивы Urtica dioica.

Подобные опыты были поставлены А. Р. Миненковым и над кровью 16 женщин рожениц, из коих 8 родили девочек, а 8 мальчиков. При прибавлении гидрохинона к сыворотке крови женщины, родившей девочку, получалась интенсивная окраска гидрохинона. Такой же опыт в случае матери, родившей мальчика, дает гораздо более слабую окраску. Таким образом, у женщин, родивших девочек, в сыворотке крови имеется оксидаза, окислительная способность которой значительно выше оксидазы, находящейся в сыворотке женщин, родивших мальчиков. Эти различия матерей вызваны, очевидно, химическим воздействием зародыша.

Таким образом, одна и та же реакция позволяет различать пол у растений и у животных. Как в растительном, так и в животном мире деятельность окислительных ферментов (оксидазы и тирозиназы) гораздо интенсивнее у женского пола 2).

В "Природе", 1924, № 1—6, стр. 110—111, мы упоминали об открытой д-ром Е. О. Манойловым реакции, позволяющей у человека различать мужскую кровь от женской, а также различать мужские растения от женских. В настоящее время краткое сообщение Е. О. Манойлова напечатано в Трудах по Прикладной Ботанике и Селекции, том XIII (1922—23), 1921, стр. 503—504. В той же книжке имеется заметка О. Грюнберг, которая в химико-физической лаборатории Отдела Прикладной Ботаники проверила реакцию Манойлова на следующих двудомных растениях: валлиснерии, крапиве, конопле, тополе, облепихе и Encephalartos (голосемянное, саговник). Все эти виды без исключения дали реакцию Манойлова. У бегонии, которая несет раздельнополые цветки на одном и том же растении, листья дали реакцию смешанного типа, цветы — ярко-половую.

Реакция получилась и с вытяжкой из цветов бегонии. Это обстоятельство, как справедливо указывает О. Грюнберг, говорит за то, что здесь дело не в хлорофилле, как предполагал Манойлов, а в специфических гормонах, свойственных мужскому и женскому растению. Тем удивительнее становится это явление: одинаковые гормоны существуют у мужского и женского пола у высших растений и у высших животных.

Л. Бepг.


Насколько высока чувствительность животного организма к введению минимальных доз вакцины, показывают недавние опыты германского бактериолога Фридбергера (Friedberger) и его сотрудников. Они впрыскивали бактериальные взвеси, а также взвесь красных кровяных телец, в толщу кожи, откуда всасывание впрыснутого вещества происходит в силу условий крове- и лимфо-обращения, значительно медленнее, чем при обычном подкожном впрыскивании. Участок кожи, в который было сделано впрыскивание, вырезывался через разные промежутки времени после впрыскивания. В дальнейшем прослеживали, будут ли появляться против впрыснутых и удаленных бактерий антитела в крови животных и какой высоты они достигнут по сравнению с контрольными животными (т. е. теми, которым было сделано такое же впрыскивание, но у которых кожа не иссекалась). Оказалось, что даже в тех случаях, когда удаление кожи производилось всего через 30 минут после впрыскивания вакцины, содержание антител достигало во всяком случае не меньшей высоты, чем у контрольных животных. По отношению к гемолизинам и преципитинам было найдено, что раннее удаление антигена (кровяных телец, бактерий) даже благоприятствует достижению более высокого титра этих антител. Вместе с тем было найдено, что полученные от животных, у которых антиген удалялся, сыворотки не обладают большей специфичностью действия, чем сыворотки контрольных животных, хотя приступая к этим опытам, Фридбергер предполагал, что незначительность дозы антигена, которая успеет всосаться из места впрыскивания до момента удаления участка кожи с антигеном, должна обусловить строгую специфичность получаемых антител. (Zeitschr. für Immunitätsforsch., 1921, Bd. 39, H. 5).

А. А. Садов.


Образование органических кислот плесневыми грибами. Сравнительно давно известно, что плесневые грибы, потребляющие сахар во время дыхания, образуют органические кислоты, которые рассматриваются, как промежуточные продукты этого дающего энергию процесса. Излюбленный в наших лабораториях плесневой грибок аспергилл (Aspergillus niger) накопляет при обычных условиях щавелевую кислоту (СООН—СООН), a Citromyces — лимонную

      ОН
    /  
COOH—CH2 C —CH2COOH
    \  
      СООН

затем было показано, что можно заставить аспергилла давать большой выход лимонной кислоты (до 40%), если изменить условия питательной среды, увеличивши в ней количество сахара (глюкозы) и уменьшивши азотистое питание. В настоящее время эти данныя используются для технического изготовления лимонной кислоты. Наблюдая образование щавелевой и лимонной кислоты, исследователи приходили к убеждению, что кроме этих кислот существуют еще и другие, так как общая кислотность среды, где росли грибы, бывала всегда значительнее, чем получалось в сумме от полученных в данных условиях щавелевой и лимонной. Этот вопрос был изучен и разрешен Моллиаром (см. Rend. 174, 1922 и 178, 1924), выделившим в большом количестве новую глюконовую кислоту (CH2OH — СНОН — СНОН — СНОН — СНОН — СООН), которая является первым продуктом окисления глюкозы (СН2ОН — СНОН - СНОН — СНОН — СНОН — СОН). Автор развивал плесневой гриб (Sterigmatocystis niger) в среде содержащей достаточное количество глюкозы (7 грамм на 150 куб. сант.), а необходимое количество нужных минеральных солей, необходимых для развития оптимального урожая и порция азотно-кислого аммония (NH4NO3) были уменьшены в 25 раз, сравнительно с обычным способом разведения гриба: оказалось, что в культуре на 10-й день, когда было потреблено 9,22 гр. сахара и образовалась сильная кислотность, не было реакции ни на лимонную, ни на щавелевую кислоту, но очень интенсивная реакция на алкогольные кислоты. Автор отделял эту кислоту от сахара в виде соли с кальцием или цинком; по результатам элементарного анализа, по способности к вращению и по характеру ее солей эта кислота была определена как d-глюконовая. Автор, уменьшая количество азота, нарушил равновесие нормального питания и дал возможность накопиться первому продукту окисления глюкозы. Если уменьшать только дачу азота, а минеральное питание оставить в прежнем количестве, то развивается много щавелевой кислоты. Интересно, что при уменьшении фосфорной кислоты получается смесь лимонной и щавелевой, а убавление дачи калия вызывает накопление только щавелевой; если же гриб получает нормальное питание, то сахар сгорает до конца, т. е. до углекислоты и воды. Важно отметить, что дефицит азота и связанное с этим уменьшение синтеза белка в грибе останавливает окисление глюкозы на первой стадии — образуется глюконовая кислота; это наблюдение вновь ставит вопрос о важности и необходимости процесса дыхания для формирования белковых веществ. Исследования Моллиара дают возможность заставлять гриб накоплять одну органическую кислоту вместо другой, меняя только соответственным образом условия питания.

Н. Н. Иванов.


Параллелизм физиологических процессов в растительной и живой клетке. Известный физиолог Пфеффер полагал, что распадение белковых веществ в растениях совершается по другим законам чем в животном организме. При этом он опирался на такой факт: при прорастании семян в растении накопляется в большом количестве аспарагин, продукт распада белка; между тем у животных при действии на белки ферментов пищеварительного тракта (напр., трипсина, выделяемого поджелудочной железой) получаются аминокислоты. Однако, когда стали изучать процессы, совершающиеся в проростке более детально, то оказалось следующее: необходимо различать процессы, совершающиеся в разных частях проростка; в семенодолях наблюдается параллелизм с тем, что происходит в кишечнике животных, а в растущих частях — с тем, что делается в крови или клетках, ею омываемых. Так, Э. Шульце в Цюрихе нашел, что в очень молодых проростках, когда растущие органы (стебель и корень) еще малы и преобладающая роль принадлежит семенодолям, среди продуктов распада белков преобладает такая же смесь аминокислот, какая получается у животных под влиянием трипсина. По мере же развития растущих органов за счет семенодолей начинает преобладать аспарагин.

Д. Н. Прянишников выдвинул вновь сравнение аспарагина с мочевиной, на что указал еще в 1851 году Буссенго. Изучая расход и приход белков и аспарагина при прорастании, Прянишников убедился, что аспарагин образуется вторично за счет окисления аминокислот, получающихся при распаде белков в семядолях. При окислении аминокислот образуется аммиак, идущий на образование аспарагина. Так как накопление аммиака (даже и виде солей) вредно для растений, как и для животных, то образование амида (аспарагина) играет для растения ту же роль, как образование карбамида (мочевины) у животного: оба амида служат для обезвреживания аммиака, получающегося при обмене веществ за счет окисления аминокислот. Таким образом, аспарагин и мочевина являются аналогами как по физиологическому значению, так и по способу образования. И у некоторых бесхлорофильных растений, напр., у гриба дождевика (Lycoperdon), наблюдается образование мочевины (Н. Н. Иванов).

Влияние введенного извне хлористого аммония на синтез мочевины в печени и на синтез аспарагина в проростах лупина совпадает в деталях (Д. К. Прянишников. К вопросу об единстве основных превращений азотистых веществ в растительном и животном организме. Научно-Агрон. Журн., I, № 3, М. 1924, стр. 179—189).

Л. Берг.


Премия Нобеля по медицине за 1924 год присуждена профессору физиологии Лейденского Университета Вильгельму Эйнтховен (Einthoven), известному своими работами по физиологии кровеобращения. На конгрессе физиологов в Эдинбурге в 1923 году Эйнтховену был поднесен диплом на звание доктора Эдинбургского Университета.

А. А. С.


Трехсотлетие со дня рождения Томаса Сиденгама (Sydenham), знаменитого английского врача-ученого, заслужившего название "Британского Гиппократа", было отпраздновано в Англии 10 сентября 1924 г. (в точности день рождения Сиденгама неизвестен). В молодости ему пришлось в течение ряда лет принимать участие в гражданской войне между пуританами и роялистами, причем он служил в кавалерии в чине капитана, и лишь в возрасте 31 года он мог окончательно отдаться медицине. В этой области ему суждено было стать смелым новатором. Он был одним из первых врачей, сбросивших гнет средневековых авторитетов, и говорил, что медик должен изучать больного человека, а не довольствоваться схоластическими дедукциями. Из авторитетов он признавал лишь Гиппократа, который также был врачом-натуралистом, и Фрэнсиса Бэкона, творца экспериментального метода. В области практической медицины Сиденгаму принадлежит открытие того факта, что корь и скарлатина суть различные болезни; до того времени обе болезни смешивались. Точно так же он впервые разграничил понятия ревматизма и подагры и дал классическое описание истерии и хореи. Сиденгам охотно применял хинин, против которого очень восставала тогдашняя медицина. Претерпев немало неприятностей и за научные, и за религиозно-политические убеждения, Сиденгам к концу жизни завоевал громадное уважение как в ученом мире, так и среди пациентов. Он умер в 1689 году.

А. А. С.


Вильгельм Ру (Roux) профессор анатомии в университете в Галле, умер в сентябре 1924 г. Дав ряд крупных работ в области анатомии, физиологии и эмбриологии, он посвятил вторую половину своей жизни новой, им самим созданной ветви экспериментальной биологии — механике развития. Он определяет эту дисциплину, как "учение о причинах формообразования живых существ, а также о способах влияния, при которых образуется и поддерживается та или иная форма, о причинных комбинациях факторов формообразования и о величине их действия". Работами в этой области он приобрел мировую известность и по справедливости должен быть причислен к классикам естествознания.

Ру родился в 1850 г. Он происходил из французского графского рода, переселившегося в Германию из Гренобля в начале XVIII столетия. Почти все предки Ру, включая и его отца, были преподавателями фехтования в германских университетах; в лице Вильгельма его отец надеялся приготовить себе достойного заместителя. Но, благодаря счастливому стечению обстоятельств, Ру удалось закончить среднее образование и поступить в университет, где он был учеником Гегенбаура, Геккеля и Вирхова.

А. А. С.


Из научных результатов экспедиций на Эверест, в Анды и в Скалистые Горы. Известно, что подъем на большие высоты (при восхождении на горы, при полетах на аэростате или аэроплане)сопровождается у непривычных людей рядом болезненных расстройств. Уже на высоте 5—6 тысяч футов при физических усилиях появляется одышка и сердцебиение. На высоте 8—10 тысяч футов наблюдается развитие "горной болезни"; у некоторых индивидуумов она развивается лишь через несколько часов пребывания на такой высоте. Главные симптомы ее — тошнота, рвота и головная боль.

При дальнейшем подъеме вверх появляется синева губ и нервные симптомы, дыхание становится неправильным. На высоте 18 тысяч футов, что́ соответствует ½ атмосферного давления, начинает страдать острота зрения и слуха, а также память и логические способности. На высоте 25 тыс. футов (и даже меньше) быстро наступает состояние полной беспомощности; утрачивается способность владеть членами тела, теряется сознание, пульс и дыхание резко учащаются и в то же время слабеют; если в это время не будет оказана помощь, человек неизбежно погибнет. Все описанные явления легко проходят, если азот разреженного воздуха заменить кислородом, чем устраняется падение парциального давления кислорода во вдыхаемом воздухе. Кроме того, явления эти не наступают, если человек постепенно приучает себя все к бо́льшим и бо́льшим высотам.

На чем же покоится явление привыкания к большим высотам? Английский физиолог Холден (J. S. Haldane; см. Brit. med. Journ., November 15, 1924, № 3333), принимавший участие в экспедиции в Скалистые горы Сев. Америки (вершина Pike’s Реак, 14 тысяч футов) в 1913 г., помимо наблюдений над людьми во время восхождений произвел ряд опытов над людьми, помещавшимися в стальные камеры, в которых искусственно производилось разрежение воздуха. Он различает следующие факторы привыкания (акклиматизации). Во-первых, Холден, в противоположность взглядам многих других физиологов, считает процесс обогащения крови кислородом при дыхании за процесс активный в том смысле, что легкие как бы вопреки законам физики и химии поглощают кислород из относительно бедной им среды (воздуха) и отдают его в относительно богатую кислородом среду (кровь). Только этим может быть объяснен тот факт, что в тканях глубоководных рыб давление кислорода в 500 раз превосходит давление его в окружающей воде, а также тот факт, что плавательный пузырь рыб может содержать почти чистый кислород. Эта способность легких активно передавать кислород в кровь повышается тренировкой, что было доказано Холденом экспериментально; таким образом благодаря тренировке улучшается использовывание кислорода, содержащегося в воздухе. Значение этого фактора было выявлено при восхождении на Pike’s Peak, где у привыкших к такой высоте людей давление кислорода в крови, оттекающей от легких, превышало на 50% давление его в альвеолярном воздухе (аналогия с глубоководными рыбами). Во вторых, привыкание к высотам сопровождается и отчасти обусловливается повышением содержания гемоглобина в крови. Наблюдения мисс Фиц-Джеральд в Скалистых горах показали, что существует строгая зависимость между барометрическим давлением и содержанием гемоглобина: чем ниже давление, тем выше % гемоглобина. В-третьих, понижение давления кислорода в воздухе вызывает увеличение числа дыханий: на Pike’s Peak число дыханий увеличилось в 1½ раза, а на вершине Эвереста, как полагает Холден, оно должно было удвоиться. Но учащение дыханий не идет слишком далеко, так как вследствие усиленного дыхания понижается содержание углекислоты в крови, т. е. кровь становится более щелочной. Это действует угнетающим образом на дыхательный центр, и дальнейшее учащение дыханий задерживается. За счет этих трех факторов и происходит приспособление человека к большим высотам. Холден указывает, что в первые два дня пребывания на вершине Скалистых гор он и его спутники страдали горной болезнью и замечали друг у друга синеву лица и особенно губ (недостаток кислорода в крови); затем наступило привыкание, и болезненные расстройства исчезли. Но полное уравновешивание все же не достигается, и некоторое понижение давления кислорода в крови на больших высотах является правилом. Поэтому большое значение имеет привыкание тканей к пониженному давлению кислорода. Это обстоятельство было установлено англо-американской экспедицией в Анды (1923) под руководством Баркрофта (Barcroft). Там приходилось видеть много людей, вполне акклиматизировавшихся к жизни на большой высоте и обладавшими постоянно ненормальным голубым цветом лица. Исследование их крови показало, что гемоглобин был лишь на 83% насыщен кислородом, и тем не менее они чувствовали себя совершенно нормально. У одного из участников экспедиции — Микинс (Meakins) содержание кислорода в крови пало после привыкания к высоте на 4%; очевидно ткани его приспособились к этим новым условиям.

Данныя, полученные при исследовании участников последнего восхождения на Эверест (1924), сообщает врач экспедиции Хингстон (R. Hingston; см. Brit. med. Journ., December 13, 1924, № 3337). Человек, который мог на уровне моря оставаться без дыхания 64 секунды (при полном выдохе), выдерживал на высоте 21.000 футов всего 14 секунд. На высоте 27—28 тысяч футов дыхание настолько затруднено, что приходилось делать остановки через каждые 60—90 футов; в час удавалось подняться по вертикальной линии всего на 100 футов. Поэтому, хотя от верхней точки подъема (28.100 футов) до вершины горы оставалось всего 800 футов, но их пройти не удалось, так как на это, считая с возвращением в ближайший лагерь, потребовался бы целый день; двое же смельчаков (полковник Нортон и доктор Сомервел), достигшие указанной высоты, были совершенно не способны на это. Кислород в общем мало помогал, и указанная предельная высота была достигнута без кислородных аппаратов. Все участники экспедиции страдали катаррами дыхательных путей; некоторые были вынуждены отказаться от восхождения из-за сильного бронхита или язвенного воспаления гортани. У многих были тяжелые отмораживания. У всех было головокружение и постоянная головная боль; интересно отметить, что головными болями страдают и туземцы. Число красных кровяных шариков с 4.480.000 на высоте 700 фут. над уровнем моря поднялось до 8.320.000 на уровне 18.000 ф. Физические силы падали с высотой. Падала также сердечная деятельность; у всех появилось расширение сердца, пульс стал слабее. Хингстон говорит, что на высоте 16.000 фут. здоровый человек как бы уподобляется сердечному больному, находящемуся на уровне моря. При возвращении вниз эти явления быстро исчезли. Начиная с высоты 15.000 футов, началось повальное и неудержимое похудание участников экспедиции. Потеря веса достигала в отдельных случаях 28 английских фунтов за 5 недель (1 англ. фунт = 454 грамма). У большинства резко падал аппетит, причем наблюдались своеобразные извращения вкуса. Один из участников, начиная с 19.000 футов, перестал есть лук, другой переносил только запах мяты. Мясо переносилось особенно плохо; гораздо приемлемее были сладкие вещи. На уровне выше 25.000 футов вообще никто не мог есть твердой пищи. Тошноты и рвоты не было ни у кого. Некоторые во все время пребывания на высоте страдали поносом. Умственная деятельность была затруднена. На больших высотах каждое мыслительное усилие являлось большой тягостью. Отмечалась забывчивость, доходившая до крайних степеней. У многих развилось легкое трясение век и пальцев. Сон на высоте оставался хорошим.

В общем эта замечательная экспедиция доказала высокую приспособляемость человеческого организма к горным условиям и необычайные спортивные достоинства ее участников; кроме того, она позволяет думать, что восхождение на Эверест, т. е. на высочайшую вершину земного шара, возможно для хорошо тренированного человека. Если учесть, что во время этой экспедиции очень мешала погода (сильнейшие ветры и снежные бури), то тем более имеется оснований полагать, что следующая экспедиция (о которой уже думают участники предшествующих восхождений), использовав прошлый опыт, увенчается, наконец, заслуженным успехом.

А. А. С.


ГЕОГРАФИЯ и МЕТЕОРОЛОГИЯ.

Древние сведения об Америке. На последнем конгрессе американистов в Гётеборге, в августе 1924 года, Софус Ларсен, библиотекарь Копенгагенского Университета, предъявил документ, относящийся к 1576 году. В нем рассказывается об экспедиции, которую, по инициативе португальцев, снарядил в 1472 году датский король Христиан I. Корабль этой экспедиции, выйдя из Гренландии на юго-запад, открыл "Тресковую Землю", т. е. Ньюфаундлэнд. Судя по этому, а также по другим данным, можно думать, что рыбные Ньюфаундлэнские банки были известны и до Колумба. Впрочем, в настоящее время есть основания думать, что еще до норманов (986 и 999 г.) Сев. Америка была открыта в 795 г. ирландцами.

Как указывает R. Hennig (Peterm. Mitt., 1924, № 11—12), Америка неминуемо должна была быть открыта с востока, японцами и китайцами, задолго до Колумба. Он приводит ряд случаев, когда японские джонки заносило к берегам Сев. Америки: в 1805 г. разбилась джонка у Ситхи, в 1813 году прибило большую барку с тремя живыми японцами к островам Королевы Шарлотты, в 1853 г.потерпевшее крушение японское судно без людей пригнано к берегам Нижней Калифорнии, в 1862 г. джонка с 12 живыми японцами оказалась, после трехмесячного блуждания по морю, у остров Атту — одного из Алеутских, и т. д. 3). Тот же автор, со слов Кронау (R. Cronau. Amerika, die Geschichte seiner Entdeckung von der ältesten bis auf die neueste Zeit. Leipzig, 1892, Bd. I) передает, что на о-ве Ванкувер в одной индейской могиле (какого времени?) была найдена китайская монета XV века.

Л. Берг.


Прозрачность Байкала. На Байкале около метеорологической станции Маритуй, под 51°46' с. ш., произведены многочисленные наблюдения над прозрачностью воды озера в течение 1909—1918 годов. Оказывается, что по прозрачности Байкал далеко оставляет за собою все остальные озера: максимальная прозрачность его равна 40 метрам. Средняя прозрачность в июне составляет 26 м. (В. Б. Шостакович. Изв. Р. Гидр. Инст., № 11, 1924). Наибольшая до сих пор отмеченная в озерах прозрачность, 33 м., наблюдалась в озере Tahoe в штате Калифорния. В озере Косогол 25 м., в озере Вальхен в Баварии 25 м., в Аральском море 24 м. В океанах прозрачность местами еще больше, чем в Байкале: в Саргассовом море до 66 м.

Л. Берг.


Ураган в Вятской губ. 12 июня 1924 г. над окрестностями Санчурска (ранее Царевосанчурск) пронесся ужасной силы ураган, сопровождавшийся ливнем и градом. Ветер срывал крыши, не только деревянные, но и железные, переносил с места на место животных, людей, телеги, наконец, амбары. Вековые деревья и целые кварталы леса сломаны. Погибла масса диких птиц. Град достигал размеров куриного яйца и более и весу от ½ до 1½ фунтов. Водяной поток, двигавшийся по улицам деревень, уносил с собой скот, бревна, обломки строений, мосты. Выбито свыше 5 тысяч десятин посевов. (В. Кузнецов. Мет. Вест., 1924, № 5).

Л. Б.


Лунные приливы в атмосфере. Английскому метеорологу Чэпмену (S. Chapman) удалось доказать, что луна производит в атмосфере приливы, суточная амплитуда которых составляет всего около 0,02 мм. барометрического давления. Эти результаты получены путем изучения суточного хода атмосферного давления в Гриниче за годы 1854—1917 и сравнения с наблюдениями в Батавии и Гонконе (Quart. Journ. R. Meteor. Soc., 1918).

Л. Б.


Облачность в Соединенных Штатах. Облачность есть весьма важный климатический фактор. Достаточно указать на контраст, например, между берегами Белого моря, где в среднем за год 75—80% неба покрыто облаками, и берегами среднего течения Аму-дарьи, где годовая облачность менее 35%. Весьма интересно сравнить облачность Евр. России и Соед. Штатов (не считая Аляски), по карте, опубликованной Уордом (Ward) в Geogr. Review за 1920 г. Тогда как вся северная и средняя Россия (прибл. к северу от 50° с. ш.) имеет облачность свыше 60%, в Соед. Штатах облачность всюду менее 60%, за исключением двух небольших участков, одного — на крайнем северо-западе, другого — в области Великих озер. Наименьшей облачностью отмечается юго-запад: в пустынях Аризоны и Калифорнии менее 30%, а близ Юмы в Аризоне даже менее 20%.

Л. Б.


Осадки на Гавайских островах. До сих пор самым дождливым местом на земле считалась Черрапунджи в Индии, где в среднем выпадает в год 1082 см. осадков. Но новейшие наблюдения на Гавайских островах, повидимому, заставляют первое место в отношении средней суммы осадков предоставить этим островам. Американские инженеры производили с 1911 по 1917 г. наблюдения над осадками на острове Kauai, на горе Waialeale, на высоте 1525 м., а также в ряде других пунктов. Среднее годовое количество осадков оказалось равным на горе Waialeale 1209 см. На других станциях на тех же Гавайских островах в отдельные годы оно достигало 1427 см. Максимальное количество дождя, выпавшее за сутки, отмечено 20 февраля 1918 г. в Honomu, на Гавайи, на высоте 360 м., именно 81 см.

Уже давно известно, что на Гавайских островах станции, расположенные недалеко друг от друга, показывают громадные различия в количестве осадков. Наблюдения 1911—1917 доставили еще несколько резких примеров:

  высота
м.
расстояние
км.
средн. годовое
колич. осадков.
см.
Mt Waialeale........ 1525 1209
Olokele........ 630 3 SW 378
Kokee........ 1065 17 NW 142
Pali........ 245 18 SW 41
North Wailua........ 195 6 E 320

Еще более разительные контрасты дает остров Maui:

  высота
м.
расстояние
км.
средн. годовое
колич. осадков.
см.
Puu Kuki........ 1500 937
Kahoma reservoir........ 600 6 W 140
Kaanapali........ 4 12 NW 46
Wailuku........ 120 9 SE 76

Наиболее дождливы ноябрь, декабрь, март, апрель. Дожди выпадают в виде ливней (G. Larrison. Monthly Weather Review, v. 47, 1919, p. 303—305)

Л. Берг.


"Покосившиеся озера". Как известно, после таяния великого ледника большая северная часть Фенноскандии стала повышаться, причем поднятие это, продолжающееся и поныне, в сторону Финского залива (т. е. к югу) становится все меньше, а у южного края Финского залива сменяется опусканием, которое захватывает и германское побережье Балтийского моря. В связи с этими процессами Аилио и другие финские ученые, исследуя террасы и другие явления на финских озерах, пришли к выводу, что северные концы их в течение послеледникового периода оказались приподнятыми выше чем южные. При этом у многих из этих озер, имевших прежде сток в северных своих концах, выход воды по прежнему пути становился все затруднительнее. В связи с этим уровень в озерах подымался, причем воды, отходя от северных берегов, собирались в южных концах озер, затопляя здесь новые пространства; затем они находили здесь себе новый выход, образуя новые русла стока, расположенные уже в южных концах озер. Нечто подобное произошло и с Ладожским озером, для стока которого служила раньше р. Вуокса, впадающая в Финский залив у Выборга; позже сток стал осуществляться южнее через Неву. Известный германский географ Пенк указывает, что аналогичные покосившиеся озерные ванны имеются и на севере Германии, но так как здесь морской берег опускается, то воды озер стремятся переместиться не на юг, а на север, захватывая новые пространства, как это доказано для озер Мюритц и Шпирдинг.

Последние работы Г. Ю. Верещагина в Олонецком крае доказали, что аналогичные явления распространены и там. Так, по данным указанного исследователя, Сег-озеро опустилось своим южным краем. To-же предполагается и для Онежского озера, где это еще нельзя считать окончательно доказанным.

Из этих фактов напрашивается вывод, что, может быть, ряд особенностей Олонецких озер и в частности наличие у некоторых из них двойного стока (в Белое и в Балтийское моря) может объясняться аналогичными процессами.

А. Григорьев.


Изучение конца великого оледенения в Сев. Америке. Известный геолог Г. де Геер, открывший метод определения точной хронологии отложений конца ледниковой эпохи, перенес свои работы в Америку, и здесь, главным образом на Испанской реке в Канадской пров. Онтарио и в штате Vermont, установил, что полосатые глины, отлагавшиеся талыми ледниковыми водами, по характеру годичных колебаний и по толщине пластов поразительно точно повторяют указанные колебания, тщательно изученные им в Швеции. Де-Гееру удалось идентифицировать почти всю толщу слоев, отложившихся в Америке и Швеции за эпоху в полторы тысячи лет до исчезновения ледника. Колебания мощности этих годичных слоев в Сев. Америке и в Швеции совпадают в 82 случаях из ста. Все это показывает, что полная аналогия, существующая между климатическими явлениями на с.-з. Европы и в вост. Америке в настоящее время, существовала и в период отступания великого материкового льда. Как известно, отложения ленточных глин имеются и в Ленинградской губ. и Прионежьи; однако до сих пор они с этой точки зрения не изучены.

А. Григорьев.


Изменения культурного ландшафта сев. Франции. В Берлинском Обществе Землеведедения Брандт сделал доклад об уменьшении населения в Сев. Франции и его географических следствиях, основанный на изучении статистического материала оккупированных немцами французских областей. Кривая численности населения, построенная за время начиная с 1800 г., показывает, что во всех деревенских поселениях, без различия их народно-хозяйственных особенностей, численность населения с 1800 г. росла, в середине XIX ст. достигла максимума и затем стала быстро падать, так что перед войной опустилась ниже цифр 1800 г. В то же время численность населения городов неуклонно росла. Убыль сельского населения стоит в связи как с выселением в города, так и с эмиграцией, однако описанной кривой отвечает и характер кривой рождаемости и брачности за тот же период. Все это привело к тому, что крестьянское хозяйство постепенно стало исчезать, заменяясь более крупным, где рабочим элементом являются пришлые рабочие, и все большую роль начинают играть механические двигатели. С другой стороны, наблюдается резкое уменьшение площади растительных культур и увеличение кормовых площадей. Таким образом, культурный ланшафт сев. Франции перед войной представлял пеструю картину беспорядочно перемешанных участков земледельческих культур с участками пастбищ. Своеобразие картины дополняло все растущее число оставленных и разрушающихся сельских построек и церквей и заросших травой поселков.

Брандт объясняет этот процесс тем, что исключительно благоприятные естественные условия дали возможность населению сев. Франции быстро достигнуть высшей ступени благосостояния, которая сделала возможным ранний переход к существованию в качестве рантье, что все более отвлекало население от тяжелого земледельческого и вообще производительного труда.

А. Григорьев.


Памиры, как прародина человечества. Таковое положение пытался установить ученый Ginffrida Buggeri, в своем антропологическом труде вышедшем в Лондоне в 1923 г. (The first outlibes of a sistematic anthropology of Asia). Автор пытается установить среди теперешнего пестрого по народностям населения Азии, более крупные разновидности племен. В основу своей работы он кладет соматические данныя на основании антропометрических измерений, как всего тела (до 72 тысяч измерений) так и черепного индекса (до 27 тысяч измерений). Присоединяя также и носовой индекс он приходит к выводу, что первоначальное население Азии состояло из трех племен: желтого, белого, и черного, с весьма многоразличными разновидностями. Интересно отметить, что черепной индекс не служит автору руководящей нитью при его выводах. По его исследованиям оказывается, что и длинноголовые и короткоголовые встречаются во всех трех расах.

Первоначальным центром, откуда развилось человечество и образовало впоследствии три расы, он считает Центральную Азию.

Желтая раса (homo asiaticus) и белая (homo indoeuropaeus) около Джунгарии, по его теории, образовали нечто вроде двойного центра, причем центр желтой расы находился больше к востоку, а белой более к западу. Отсюда волнами распространялись эти обе расы — желтая на восток и юг Азии где встретилась с ранее обосновавшейся черной расой, занимавшей весь юг Азии, Индонезию и через Индию и Аравию перешедшая в Африку. Смешиваясь с черным населением желтая раса образовала различные виды метисации. Белая раса распространилась в Европу, а также, отчасти, и Памиры и Переднюю Индию. Относительно Индостана он считает, что там именно произошло даже не смешение, а переслаивание черной расы с белым пришлым населением при почти полном отсутствии желтой расы.

А. П. Сутугин.


ЛАБОРАТОРНАЯ ПРАКТИКА.

О взвешивании микроскопических объектов. Сперматозоиды животных неоднократно изучались как с морфологической, так и с химической точки зрения; известно какой процент влажности, фосфора, нуклеиновой кислоты и т. д. они содержат. Штейдель (Zeitsch. für phys. Chemie 130, 1923) поставил себе задачей определить абсолютный вес сперматозоидов и их составных частей. Автор исследовал созревшую сперму селедки; было взято 4,5 килограмма спермы, она была растерта и продавлена через сито с 16 литрами воды, процежена через полотно и разбавлена в 10 раз, затем 10 куб. сант. было взвешено в пикнометре, оказалось — 10,047 гр., а вес воды в пикнометре — 10,010 гр., т. е. сперма в 10 куб. сант. — 0,037 гр., а в 1 куб. сант. — 0,0037гр.

Затем 5 куб. сан. было перенесено в колбу и разбавлено водой до 250 куб. сант. и в Цейссовской счетной камере производился подсчет сперматозоидов; в 250 куб. сант. оказалось 3.500.000.000.000 сперматозоида, значит в первоначальном 1 куб. см., весившим 0,0037 гр. (или 3,7 мгр) оказалось 7·1011 клеток; отсюда вес одного сперматозоида 3,7 / 7·1011 = 0,53·1011 мгр. Если этот вес перевести на сухой, который составляет 54,4% 0т общего веса, то сперматозоид будет весить 0,29·1011 мгр. Нуклеиновой кислоты в отдельном сперматозоиде — 0,12·1011 мгр. или 0,12·1014 гр. Таким образом, целая сложная животная клетка весит такую ничтожную долю миллиграма, а между тем это аппарат, который содержит необходимый запасной материал для 8-дневного движения. Сперматозоид состоит из большого количества атомов; для сравнения можно указать, что масса водородного атома — 1,602·1024, а вес сперматозоида — 0,29·1014.

Вся тайна жизни разыгрывается в пространстве между этими величинами.

Н. Н. Иванов.


НАУЧНАЯ ХРОНИКА.

Съезд по изучению производительных сил и народного хозяйства Украины. В конце декабря 1924 г. состоялся в Харькове весьма интересный съезд научных работников, собравший со всех частей Украины и отчасти Союза свыше 500 членов и проработавший в своих собраниях свыше 300 докладов.

Как участник съезда, командированный Российской Академиею Наук, я хотел бы поделиться теми непосредственными впечатлениями, которые остались после 8 дней оживленной и дружной работы совещаний, собравших всех видных научных представителей юга России и осветивших ту огромную научно-исследовательскую работу, которая велась в отдельных научных центрах Украины в последние годы. Несмотря на тяжелое положение высшей школы, низведенной на Украине на степень учительских институтов, несмотря на очень тяжелое материальное положение самой работы, нельзя не отметить необычайно жизненные научные корни в Одессе, Екатеринославе, Киеве и Харькове, тесно связанные сейчас с теми научными учреждениями, которые ведут главную часть научной работы юга: Украинским Геологическим Комитетом, Харьковским Сельско-Хозяйственным Ученым Комитетом, Украинскою Академиею Наук и др. Что особенно отрадно было видеть, это то, что ряд ценнейших работ оказался связанным не с какими-либо громкими формами, а со скромными учреждениями, напр. Одесскою Бальнеологическою Лабораториею, в которой проф. Бурксеру удалось наладить совершенно исключительные по своему научному и научно-практическому значению работы над химией процессов в лиманах и над вопросами радиоактивности. Эти работы лишний раз подтвердили, как важна в научной области личная научная инициатива и как опасны в ней чисто схематические программы или исскуственныо организационные схемы, часто губящие живое дело научного творчества. Съезд своим авторитетом совершеннно определенно высказался за поддержку именно этих работ и не без опасения отнесся ко всякого рода попыткам беспочвенно планировать то, что должно естественным путем вытекать из существа самых заданий и требований жизни.

На съезде мы имели очень широкую постановку экономических вопросов и в частности был выдвинут, как производительная сила, и сам человек. Очень любопытною и новою по замыслу была постановка проблемы "науки как производительной силы" и в этом отношении съезд в особой секции должен был проанализировать все те условия, которые необходимы для усиления научно-исследовательской деятельности на Украине.

Конечно, только когда будут отпечатаны труды съезда, можно будет получить картину тех научных результатов, которые были выявлены съездом; я же в нижеследующих строках пытаюсь лишь осветить несколько наиболее ярких его моментов.

Особенно оживленно протекали работы секции сельского хозяйства, а также геофизики; в последней была выдвинута идея изучения радиоактивности на Украине, причем проф. Бурксер из Одессы познакомил с обширными работами по изучению радиоактивности и ионизации воздуха, лиманной грязи, горных пород и источников юга России, а проф. Иванов сообщил о находках больших кристаллов торий-содержащего ортита в гранитах Екатеринослава и очень богатого ураном виикита на Волыни. Хотя эти находки носили чисто минералогический характер, тем не менее они ставят на очередь вопрос об изучении радиоактивных материалов и пород гранитного кристаллического щита Украины.

В той же секции геофизики были заслушаны весьма оботоятельные доклады о гравитационных (проф. Орлов) и магнитных исследованиях на Украине (проф. Аганин). Демонстрировалась магнитная карта юга России, из которой было видно, что район Одессы подвержен весьма сильной магнитной аномалии, меняющей иногда на протяжении 5 клм. отклонение магнитной стрелки на 5°; эта аномалия захватывает большой район к северу, постепенно ослабевая и сменяясь на западе районом Подольской аномалии с отклонением от нормы до 16°.

Блестящие доклады были заслушаны в пленарных собраниях проф. Воблого с общим обзором производительных сил Украины, проф. Личкова о полезных ископаемых и А. Гапеева о Донецком бассейне. В связи с подсчетами Лондонской конференции по энергетике, отметившей истощение угольных запасов мира через 160—200 лет, А. Гапеев подчеркнул огромное значение Донецкого бассейна, который, хотя и занимает по своим абсолютным запасам восьмое место среди месторождений всего мира, тем не менее необычайно ценен по своим антрацитовым углям, по отношению к которым он занимает второе место в мире и первое место в Европе.

Особенно важными оказались работы украинских геологов и почвоведов по изучению всех поверхностных отложений, ледниковых и почвенных, юга России. Эта задача привлекла к себе совершенно понятно особое внимание ученых Украины, так как с нею связаны самые острые вопросы сельского хозяйства. Особенно блестящи были успехи в области почвенного покрова; общий интерес вызвала новая почвенная карта Украины, составленная на основании имевшихся рукописных и литературных данных проф. Маковым; эта карта обнаружила в правобережной Украине очень ясную зональность в широтном направлении, тогда как в левобережной усложненный и повышенный рельеф исказил основные черты смены широтных зон. Замечательно было сравнение этих карт с картою урожайности последних лет, причем выяснилось, что урожайность повторяет элементы почвенной карты, являясь ее результатом.

Почвенные процессы на юге России, однако, тесно переплетаются с тем ледниковым и после-ледниковым покровом, который покрывает русскую равнину на юге, и потому их понимание оказалось возможным лишь на фоне глубокого и чисто теоретического изучения этих отложений. В прекрасном докладе проф. Крокос, из Одессы, познакомил с его обширными многосторонними работами над изучением южно-русского лесса. Этот лессовый покров, тесно связанный в своей истории и происхождении с ледниковым покровом, химически оказался совершенно тожественным с основной мореной и лишь по мере удаления от края ледника его состав менялся в связи с уносом более легких глинистых частиц.

В общем съезд подвел итоги произведенной работе и наметил пути к дальнейшему ее углублению, причем с очевидностью выявил ту огромную силу, какую представляет научно-исследовательская работа, когда она поставлена во всей широте научного знания.

А. Ферсман.


Важнейшие научные съезды 1924 г. С 3-го по 10-е января в Ленинграде происходил Всероссийский Съезд по педагогии, экспериментальной педагогике и психо-неврологии (2-ой съезд по психоневрологии).

Интересный обзор работ Интернационального Конгресса по прикладной механике в Дельфте, происходившего весною этого года, напечатан A. Nadal’eм в журнале "Dia Naturwissenschaften" (1924, № 30, 25 VII, 611-616).

С 29-го по 31-ое мая 1924 года в Геттингене происходило Главное Собрание Немецкого Вунзеновского Общества Прикладной Физической Химии, насчитывающего 946 членов. Рефераты важнейших докладов ср. Chem. Ztg. 1924, 401—404. Из доклада Hegel’я отмечаем, что в течение последнего года последовало 50.000 новых заявок на патенты, т. е., что на день приходится 150 изобретений. Обзор работы съезда и характеристику его работ дал Ауэрбах в журнале "Die Naturwissenscbaften" 1924, № 33, 667—672.

С 25-го мая по 3-е июня с. г. в Ленинграде происходил 2-ой Съезд Научных Деятелей по металлургии. Ср. "Сообщения о научных работах в Республике". Вып. XV. Изд. Н.-Химико-Технич. Издат. НТО. ВСНХ.

С 31-го мая по 3-е июня тек. года происходило 68-е Общее Собрание Союза Немецких Инженеров в Ганновере, в центре внимания которого стояли вопросы авиации. Ср. статью A. Heller’a "Die Naturwissenschaften" 1924, № 32, 8. VIII, 646—651.

С 11-го по 14-ое июня с. г. в Ростоке происходило Общее Собрание Союза Немецких Химиков, на котором предметом особых чествований был академик П. И. Вальден. Рефераты о докладах ср. Chem. Ztg. 1924, 417, 425, 445, 467, 481.

С 30-го июня по 12-ое июля 1924 года в Лондоне происходила Первая Всемирная Конференция по вопросам энергетики. Подробные рефераты о сделанных на ней докладах пвчатаются в Chem. Ztg. 1924, 529, 537, 541, 562, 577, 593, 614, 629, 674, 694, 802, 930.

Съезд Математиков и Физиков в Торонто (август 1924 года).

С 15-го по 20-ое сентября с. г. в Ленинграде происходил IV Съезд Руссских Физиков. Ср. "Сообщения о научно-технических работах в Республике". Изд. Н.-Хим. Техн. Изд. НТО. ВСНХ 1924 г. Вып. XIV, 102 стр.

Съезд Геофизиков в Мадриде (сентябрь).

С 21-го по 27-ое сентября 1924 года в Иннсбрюке происходило 88-ое Собрание Общества Немецких Естествоиспытателей и Врачей, на котором присутствовало 6000 человек. В № 47 журнала "Die Naturwissenschaften" (1924, стр. 963—1086) напечатаны доклады, сделанные на общих собраниях, а также важнейшие доклады, прочитанные в медицинской и естественно-научной главных секциях.

Подробный отчет и рефераты о докладах по химии ср. Z. f. angew. Ch. 1924, № 41, 781—822, также Chem. Ztg. 1924, 697, 717, 721, 741, 765, 769.

Съезд British Association of Chemist в Лондоне (октябрь).

Третий съезд по промышленной химии в Париже (21—28/X).

Съезд American Institute of Chemical Engineer. в Pittsburgh’e (3—6/XII).

Съезд по изучению производительных сил и народного хозяйства Украины (в конце декабря 1924 г. и в начале января 1925 г.).

Съезд Радиологов в Ленинграде (декабрь).

М. А. Блох.


СМЕСЬ.

Потребление и добыча железа в Соединенных Штатах Америки. Добыча железа в Соединенных Штатах после послевоенного кризиса быстро увеличивается. Вместе с тем, занимая первое место по добыче железа, С.-А. С. Ш. экспортируют сырой металл в ничтожном количестве.

  Мировая добыча
железа.
Вывоз
железа
и стали.
1913 г. 1922 г. 1923 г. 1923 г.
1. С.-А. Штаты....... 30.966 27.220 40.250 1.995
2. Великобрит...... 10.260 4.899 7.048 4.407
3. Германия...... 16.476 6.200 4.750 1.360
4. Франция....... 5.124 5.147 5.152
5. Бельгия...... 2.445 1.578 2.121
Общая сумма 65.271 45.044 59.681
Все друг. страны....... 12.025 ? 4.840

Цифры в этой таблице даны в тысячах тонн. Сопоставляя цифру добычи железа с цифрой вывоза, мы видим, что в Америке почти вся колоссальная масса железа перерабатывается на месте.

А. П. С.


Последним днем Юлианского календаря был 30 сентябрь 1923 года. Согласно постановлению восточных патриархов, собравшихся на Вселенский собор в мае 1923 года было решено перейти к Грегорианскому календарному исчислению: прибавить 13 дней и день 1 октября 1923 года считать по новому календарю за 14 октября. Таким образом Юлианский календарь, существовавший почти 2 тысячелетия, закончил свое существование, хотя все-таки принятый новый календарь восточных церквей не вполне соответствует календарю Грегорианскому. Прежде всего, не все високосные годы совпадают в обоих календарях. В Грегорианском календаре, как известно, високосными годами считаются те, которые делятся на 4, а из годов начинающих новое столетие, только те, у которых сумма сотен делится на четыре, так напр. 1600, 2000, 2400 года и т. д. Такое исчисление, однако, все-таки дает ошибку в 26 секунд против истинного года.

Чтобы устранить это, в новом календаре восточных церквей, постановлено считать в течение столетия каждые четыре года один високосным, как и в Грегорианском календаре. Иначе обстоит дело с годами, открывающими новое столетие, т. е. 1600, 1700 и т. д. Новый календарь вводит совсем иное правило, а именно, високосными годами считаются только те, которые при делении на 9 дают в остатке 2 или 6, напр. 2000, 2400. Таким образом ближайшее столетие 2000 будет високосный год и для Грегорианского и для Нововосточного календаря и так будет продолжаться до 2800 года, каковой год будет високосным для Грегорианского календаря и простым не високосным для восточного, ибо при делении на 9 в остатке не дает ни 2 ни 6. По Грегорианскому же календарю сумма сотен делится на 4 и потому он високосный.

Благодаря вновь вводимому правилу ошибка против истиниого (тропического) года уменьшена до 2 секунд.

Вторая разница между обоими календарями состоит в различии празднования дня Пасхи.

Пасха, как известно, празднуется в первое воскресенье после первого полнолуния бывающего после дня весеннего равноденствия. По Ново-восточному календарю день весеннего равноденствия устанавливается всегда на 21 марта, хотя, как например, в нынешнем 1924 г. день весеннего равноденствия падал на 20 марта. Если этот день случится сам в воскресенье, то тогда день Пасхи падает на следующее воскресенье.

При этом надо еще прибавить, что полнолуние исчисляется не астрономически, а по циклу, так называемых, Эпактов.

От всего этого происходит разница в праздновании дня Пасхи между двумя календарями и на будущее время исчислено так:

1927 году по Грегорианскому календарю Пасха 17 апреля, по Ново-восточному 24 апреля.
1943 "" "" "" "" "" 25 "" "" "" 28 марта.
1952 "" "" "" "" "" 18 "" "" "" 25 апреля.
1964 "" "" "" "" "" 22 "" "" "" 25 марта.
1967 "" "" "" "" "" 21 марта "" "" 2 апреля.


1) Эти образования было бы, может быть, удобно поруcски называть "ледниковые матрицы". (стр. 118.)

2) А. Р. Миненков. Попытка к определению пола. Научно-Агрономический Журнал, I, № 1, Москва, 1924. стр. 29—46. (стр. 127.)

3) О подобных случаях рассказывается в нашей книге: Открытие Камчатки. Петрогр. 1924, гл. II. Около 1679 года японское судно выкинуто на Камчатке, в 1710 г. снова повторилось такое же событие, в 1783 г. японское судно потерпело крушение у о-ва Амчитка, одного из Алеутских. (стр. 133.)