В. И. Денисов. О желательном направлении финансовой и экономической политики в России, 1912 г.

В. И. Денисов. О желательном направлении финансовой и экономической политики в России, 1912 г., стр. 36-49

О желательном направлении финансовой и экономической политики в России


III.

Совершенно объективно очерченное мною современное финансово-экономическое положенiе Россiи, очерченное исключительно на основанiи дѣйствительныхъ фактовъ и реальныхъ цифръ, невольно вызываетъ мысль о томъ пути, на которой должна стать русская государственность, о той крутой излучинѣ, которую должна сдѣлать наша финансово-экономическая политика въ своемъ рутинномъ теченiи.

Въ первой главѣ мы въ цифрахъ показали тотъ уровень экономическаго благосостоянiя, который сталъ обычнымъ для главной массы трудящагося населенiя Россiи, обрисовали тотъ заколдованный кругъ, изъ котораго русскiй крестьянинъ не можетъ выбраться въ теченiе своего полувѣкового свободнаго труда. Какъ и тогда, русскiй земледѣлецъ удовлетворяетъ спросъ на продукты земли безь поднятiя ея производительности, которое, конечно, должно было бы привести къ улучшенiю метода земледѣлiя. На быстрый увеличивающiйся со стороны рынка спросъ на продукты, онъ отвѣчаетъ превращенiемъ въ пашню лѣсовъ, луговъ, пастбищъ, неудобныхъ земель, т. е. увеличенiемъ пространства, отведеннаго подъ пашню.

Если мы и въ этомъ случаѣ обратимся къ примѣру западно-европейскихъ странъ, сельское хозяйство которыхъ давно уже стало на путь интенсивныхъ культуръ, то, прежде всего, наталкиваемся на тоть фактъ, что господствующая у насъ система хозяйства имѣла мѣсто на на западѣ въ среднiе вѣка. «Прогрессъ средневѣковаго землѣделiя также ограничивался для большинства мѣстностей увеличенiемъ пахотной площади и хозяйство велось болѣе тщательно и съ лучшими результатами лишь въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ являлась возможность не только получать сравнительно высокiя цѣны за обычные продукты земледѣлiя, но легко и въ достаточномъ количествѣ сбывать и другiе продукты земли. Это наблюдалось, главнымъ образомъ, въ рейнской долинѣ, въ Бельгiи, въ Германiи, въ болѣе или менѣе близкомъ сосѣдствѣ съ выдающимися по торговлѣ и значительному благосостоянiю жителей городами, каковы, напримѣръ, Нюренбергъ, Аугсбургъ, Бамбергъ, Эрфуртъ. Здѣсь былъ оставленъ господствовавшiй въ другихъ мѣстахъ обычай сѣять на пашнѣ лишь хлѣбныя, да развѣ еще стручковыя растенiя, но распространилась, въ широкихъ размѣрахъ культура торговыхъ растенiй и овощей. Вслѣдствiе этого, явилась необходимость обращать больше вниманiя на обработку и удобренiе поля, какъ и на уходъ за посѣвомъ, а также появились новыя сельскозозяйственныя цѣнности — молочное хозяйство, свиноводство, птицеводный промыселъ и др.». 1).

Постепенно грубая и малодоходная система земледѣлiя и вообще сельскаго хозяйства была оставлена и мы имѣемъ въ настоящее время и въ иностранныхъ государствахъ тѣ высоты. интенсивныхъ культуръ, которыя, по авторитетному заявленiю германскихъ экономистовъ, дали возможность выращивать два колоса тамъ, гдѣ прежде росъ одинъ колосъ. Вотъ почему и высокая производительность германскаго земледѣльца не можетъ идти въ сравненiе съ жалкой производительностью русскаго хлебопашца. Въ то время, какъ среднiй урожай пшеницы и ржи опредѣляется для большинства районовъ, напримѣръ, для Гессена и Саксонiи въ 120—140 пудовъ съ десятины, а сборъ картофеля — до 2.300 пуд., у насъ среднiй сборъ зерна не превышаетъ 50 пуд. съ десятины, а картофеля — 400 пуд. Мы уже не говоримъ о тѣхъ, на нашу мѣрку баснословныхъ, урожаяхъ ржи въ Южной Германiи, которые достигаютъ 200 пуд. съ десятины или о сборѣ картофеля въ 6.000 пуд. и не на опытныхъ, показныхъ поляхъ, но въ хорошихъ крестьянскихъ хозяйствахъ; мы беремъ только среднiя цифры, т. е. то, что достигнуто въ массѣ хозяйства и, слѣдовательно, не представляетъ собою чего-либо исключительнаго 2).

Если взять даже послѣднiе наши рекордные урожаи, то соотношенiе производительности опять является не въ пользу Россiи 3).
  Россiя. Австрiя. Англiя. Германiя. Голландiя.
Съ десятины пудовъ.
Пшеница  
1909............... 54 89 158 137 145
1910............... 48 86 142 130 152
Рожь  
1909............... 52 93 123 133
1910............... 51 89 113 114

Правда и въ русской сельско-хозяйственной промышленности начинается рядъ прогрессивныхъ теченiй, какъ напримѣръ расширенiе травосѣянiя, развитiе промыслового птицеводства, молочнаго хозяйства, но все это въ большинствѣ случаевъ только намѣчается, а осуществляется ничтожная доля, за исключенiемъ одной какой-нибудь отрасли, сразу попавшей въ счастливое русло, какъ, напримѣръ, сибирское маслодѣлiе. Но и въ такихъ исключительныхъ случаяхъ высокаго развитiя отдѣльной отрасли мы не видимъ характера чего-то опредѣленнаго и устойчиваго, а то же лихорадочное увлеченiе экстенсивностью, какъ и въ земледѣлiи. Взять хотя бы сибирское маслодѣлiе. Въ теченiе десяти лѣтъ мы довели цифру экспорта этого продукта до 50 мил. руб. и интереснѣе всего то, что, несмотря на голодный 1911 годъ въ Западной Сибири, вывозъ сибирскаго масла не только не уменьшился, но наоборотъ, повысился. Однако, если и здѣсь подвергнуть анализу валовую цифру и внимательнѣе отнестись къ положенiю данной отрасли хозяйства, то увидимъ, что развитiе сибирскаго маслодѣлiя идетъ главнымъ образомъ за счетъ его территорiальнаго распространенiя въ сторону дешевыхъ и богатыхъ кормами выпасовъ, допускающихъ экстенсивное скотоводство. Угулубленiе же корней самаго производства, путемъ созданiя рацiональной постановки дѣла, мы не наблюдаемъ и, несомнѣнно, съ сокращенiемъ, вслѣдствiе колонизацiи, площади естественныхъ выпасовъ, маслодѣлiе пойдетъ по той же наклонной плоскости, какъ мериносовое овцеводство на югѣ и на Кавказѣ.

Дѣло въ томъ, что въ современной русской экономической политикѣ нѣть опредѣленныхъ схемъ, опредѣленныхъ организацiй не только въ отношенiи хозяйства, но даже и въ отдѣльныхъ отрасляхъ. Этимъ собственно и объясняется, почему ни одна отрасль нашего хозяйства не имѣетъ правильныхъ методовъ развитiя, и чутъ-ли не каждый хозяинъ работаетъ — кто во что гораздъ, а отсюда по-прежнему они, сельскiе хозяева, продолжаютъ бродить въ потьмахъ въ отношенiи правильной, съ хозяйственной точки зрѣнiя, эксплоатацiи своего труда.

Я не стану останавливаться ни на детальной программѣ желательной дѣятельности Правительства въ области интенсификацiи русскаго хозяйства, такъ какъ это значило бы повторять избитую истину о необходимости призвать на службу сельскому хозяйству и науку, и технику, вмѣсто проектовъ о какихъ-то фантастическихъ сѣвооборотахъ, приспособленныхъ къ рутинному землепользованiю и не менѣе фантастической культуры хлѣбовъ чуть-ли не въ цвѣточныхъ горшкахъ. Я имѣю въ виду оттѣнить самый принципъ желательнаго въ нашемъ сельскомъ хозяйствѣ направленiя — принципъ комбинированнаго хозяйства, земледѣльческо-животноводческаго. Возможно же послѣднее, какъ я уже нѣсколько разъ подчеркивалъ, только при одномъ условiи — при правильно организованномъ сбытѣ.

Обычно принято думать, что рынокъ, въ широкомъ смыслѣ этого слова, играетъ серьезную роль только въ прогрессѣ индустрiи, что только въ этой отрасли государственнаго хозяйства онъ является ея пульсомъ, регулируетъ ея темпъ, опредѣляетъ перiоды расцвѣта и годы упадка. Отдавая должное современному рынку, какъ необходимому фактору индустрiальнаго развитiя страны, многiе не считаютъ возможнымъ признать за рынкомъ такое же значенiе въ дѣлѣ сельско-хозяйственнаго прогресса. Обыкновенно говорятъ, что «сельско-хозяйственная промышленность меньше зависитъ отъ рынка, чѣмъ хозяйство какого-нибудь фабриканта, кустаря или городского ремесленника, такъ какъ болѣе или менѣе значительная доля производимыхъ сельскими хозяевами продуктовъ потребляется въ ихъ собственнныхъ хозяйствахъ». (В. П. Дроздовъ).

Эта точка зрѣнiя, допускающая возможность развитiя сельско-хозяйственной промышленности внѣ зависимости отъ спроса, внутренняго или внѣшняго, и привела русское сельское населенiе въ тотъ тупикъ, изъ котораго онъ не можетъ до сихъ поръ выбраться. Кромѣ того, несостоятельность ея доказана исторiей прогрессивнаго промышленнаго развитiя иностранныхъ государствъ.

Артуръ Юнгъ и другiе писатели, рисующiе прогрессивное развитiе интенсивныхъ культуръ въ Англiи, оставляютъ въ читателѣ такое впечетлѣнiе, что англiйское сельское хозяйство, поскольку оно вступило на новые пути, обязано этимъ прежде всего главному потребительному центру — Лондону. Вездѣ, гдѣ имѣетъ мѣсто производство для Лондона, сельское хозяйство дѣлаетъ успѣхи. Вокругъ Лондона образовались правильныя зоны интенсивнаго хозяйства. Графства Эссексъ, Суссексъ, Кенцъ, Серри, Гертфортъ, Норфолькъ, Суффолькъ оказываются въ наиболѣе привилегированномъ положенiи: въ нихъ «improvements of huslandry» (успѣхи земледѣлiя) пользуются особенной славой. Если туристъ встрѣчаетъ на большомъ разстоянiи отъ Лондона интенсивное сельское хозяйство, онъ крайне удивленъ видѣть нѣчто подобное «So far from London» (такъ далеко отъ Лондона). Съ другой стороны, онъ возмущается, если область, расположенная близь города, не извлекаетъ выгоды изъ своего положенiя и сохраняетъ рутину стараго экстенсивнаго сельскаго хозяйства. Цѣны большинства сельско-хозяйственныхъ продуктовъ правильно повышаются по мѣрѣ приближенiя къ Лондону. И Лондонъ оказывалъ такое крупное влiянiе на уровень цѣнъ этихъ продуктовъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ и на всю организацiю сельско-хозяйственнаго производства, не столько потому, что росло его населенiе, сколько потому, что улучшалось потребленiе городского населенiя за счетъ его зажиточныхъ слоевъ. Подтвержденiе этому взгляду Зомбартъ видитъ въ движенiи цѣнъ на сельско-хозяйственные продукты. Въ то время какъ цѣны на хлѣбъ, какъ предметъ потребленiя широкихъ массъ, не обнаруживаютъ тенденцiи къ повышенiю, цѣны на другiе продукты и особенно на мясо, какъ предметъ потребленiя наиболѣе зажиточныхъ слоевъ населенiя, идутъ вверхъ 4).

Однако, не прогрессъ внутренней торговли болѣе всего бросается въ глаза при изученiи экономическаго развитiя страны, а расширенiе внѣшней торговли должно наводить насъ на гораздо болѣе серьезныя размышленiя. И дѣйствительно, сопоставляя данныя о движенiи вывозной торговли различныхъ странъ, мы наталкиваемся въ этомъ отношенiи на рѣзкую отсталость нашего отечества
  Вывозъ на миллiоны рублей.
1908. 1909. 1910. 1911.
Великобританiя............... 3.566 3.576 4.170 4.911
Соедин. Штаты............... 3.616 3.232 3.391 3.983
Германiя............... 2.962 3.051 3.460 3.750
Францiя............... 1.900 3.269 2.340 2.315
Россия 5)............... 938 1.367 1.383 1.513

Изъ этой цифровой параллели 6) можно видѣть, какихъ колоссальныхъ цифръ достигъ спецiальный (безъ транзита) вывозъ иностранныхъ государствъ и притомъ въ сравнительно небольшой срокъ. Еще въ 1897 году Германiя вывозила, не считая транзита, всего на 1.800 милл. руб., а въ 1911 году она выбросила своихъ товаровъ на мiровой рынокъ на сумму 3.750 милл. руб. Въ общемъ внѣшняя торговля этой страны растетъ гораздо быстрѣе, чѣмъ всемiрная торговля и, занимая четвертое мѣсто среди торговыхъ нацiй четверть вѣка тому назадъ, занимаетъ теперь уже второе мѣсто.

«Быстрый экономическiй ростъ Германiи, говоритъ Жоржъ Блондель, авторъ книги «Экономическiй прогрессъ Германiи», всецѣло связанъ съ развитiемъ вывозной дѣятельности этой страны». О томъ же самомъ раньше заявилъ Андре Лебонъ на конгрессѣ въ Нантѣ, а именно, что «Германiя завоевала мiровой рынокъ, благодаря развитiю своего сбыта».

«Скупая сырье въ странахъ наибольшаго его производства и выбрасывая его обратно, въ видѣ различныхъ дорогихъ фабрикатовъ, Германiя, говорить Willams въ своей книгѣ «Made in Germany», стоитъ на вѣрномъ пути къ экономической мощи». И, какъ мы видимъ изъ вышеприведенныхъ цифръ, предсказанiе Williams'а вполнѣ оправдалось.

Правда, экспортъ Россiи также неуклонно развивается, но, во-первыхъ, значительно отстаетъ въ своей прогрессiи, сравнительно съ другими странами, а во-вторыхъ, самое главное — характеризуется односторонностью въ отношенiи продуктовъ сбыта и крайней неустойчивостью. Какъ извѣстно, основнымъ предметомъ нашего вывоза является хлѣбъ,составляющiй свыше 50% общаго нашего вывоза. Между тѣмъ, по мнѣнiю профессора Гольдштейна, и здѣсь Россiя играетъ роль случайнаго поставщика, что неизбѣжно должно повлечь за собой особенно печальныя послѣдствiя, такъ какъ «главнымъ условiемъ всякаго рацiональнаго хозяйства является обезпеченность сбыта». Какъ подтвержденiе своей мысли, г. Гольдштейнъ приводитъ слѣдующую интересную цифровую параллель:

Ввозъ пшеницы и пшеничной муки въ миллiонахъ центнеровъ 7) въ Англiю.
Годы. Изъ
Россiи.
Изъ
Соед.
Штатовъ.
Изъ
Арген-
тины.
Изъ
всѣхъ
странъ.
1886............... 3.8 39.9 0.3 67.0
1887............... 5.6 50.6 1.0 80.2
1888............... 21.8 31.9 1.8 80.4
1889............... 21.6 30.9 0.4 78.9
1890............... 19.7 33.9 2.8 82.4
1891............... 14.7 43.2 2.5 89.5
1892............... 4.4 60.9 3.5 95.6
1893............... 10.1 57.2 7.9 93.8
1894............... 16.8 46.8 13.3 96.7
1895............... 23.1 45.3 11.4 107.3
1896............... 17.3 52.8 5.0 99.6
1897............... 15.1 54.1 0.9 88.7
1898............... 6.4 62.1 4.0 94.4
1899............... 2.5 60.2 11.5 98.5
1900............... 4.5 57.4 18.8 98.6
1901............... 2.6 66.9 8.3 101.1
1902............... 6.6 65.6 4.5 107.9
1903............... 17.3 46.7 14.2 116.7
1904............... 22.7 18.5 21.8 118.2
1905............... 25.7 14.9 24.1 114.2
1906............... 16.1 36.7 19.3 112.7
1907............... 11.4 33.5 22.0 115.6
1908............... 5.2 39.6 31.8 109.1
1909............... 17.9 25.1 20.2 113.2
1910............... 28.9 18.0 15.3 19.1 8)

Присматриваясь къ этимъ даннымъ, мы замѣчаемъ, во-первыхъ, что колебанiя ввоза пшеницы изъ Соединенныхъ Штатовъ въ Англию значительно меньше колебанiй ввоза изъ Россiи. Такъ, напримѣръ, наименьшее количество ввоза замѣчалось въ 1905 г., равняясь при этомъ 22% максимальнаго ввоза изъ Соединенныхъ Штатовъ, наблюдавшагося въ 1901 г. Наобороть, наибольшiй ввозъ изъ Россiи исчислялся въ 28,9 миллiона и наблюдался въ 1910 г., а наименьшiй, падающiй на 1899 г., исчислялся въ 2,5 милл. центнеровъ, т. е. былъ почти въ 12½ разъ меньше максимума.

Другимъ чрезвычайно важнымъ фактомъ является, по мнѣнiю того же экономиста, то обстоятельство, что крупный ввозъ пшеницы изъ Россiи въ Англiю замѣчается почти исключительно въ тѣ годы, когда экспортъ изъ Америки по какимъ-либо причинамъ быстро падалъ. Такъ, напримѣръ, когда съ 1887 г. импортъ пшеницы изъ Соединенныхъ Штатовъ въ Англiю понизился съ 50,6 на 31,9 миллiоновъ центнеровъ, оставаясь приблизительно на томъ же уровнѣ и въ два послѣдующихъ года, вывозъ русской пшеницы въ Англiю показалъ чрезвычайно высокiя цифры. Когда, однако, въ 1891 и 1892 гг. вывозъ изъ Соединенныхъ Штатовъ снова возросъ, сначала до 43,2, а потомъ даже до 60,9 милл. центнеровъ, то за этимъ быстрымъ увеличенiемъ ввоза пшеницы изъ Соединенныхъ Штатовъ послѣдовало, отчасти подъ влiянiемъ предшествовавшаго воспрещенiя вывоза изъ Россiи, громадное паденiе русскаго ввоза съ приблизительно 21 милл. центнеровъ въ 1888—1890 гг. на 4,4 милл. центнеровъ въ 1892 г. Та же исторiя наблюдается и за время съ 1892 по 1895 г. Ввозъ пшеницы изъ Соединенныхъ Штатовъ за этоть перiодъ изъ года въ годъ падалъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ, отчасти подъ влiянiемъ таможенной войны съ Германiей, увеличивался и ввозъ пшеницы изъ Россiи. Съ 1896 по 1900 г., однако, когда ввозъ пшеницы изъ Соединенныхъ Штатовъ былъ очень значителенъ, ввозъ изъ Россiи снова быстро понизился.

Эти факты наблюдались и за послѣднiе годы съ той только разницей, что значительная часть импорта пшеницы въ Англiю перешла въ руки Аргентины. Въ этомъ отношенiи здѣсь достаточно указать, что за 5-лѣтiе съ 1906 по 1910 г. Аргентина ввозила ежегодно въ Англiю въ среднемъ около 21.7 милл. центнеровъ, т. е. значительно больше Россiи, ввозъ изъ которой равнялся въ среднемъ всего 15.9 милл. центнеровъ. При этомъ важно отмѣтить, что роль этихъ государствъ, какъ поставщиковъ пшеницы въ Англiю, измѣнилась въ пользу Аргентины, какъ это видно изъ слѣдующихъ сопоставленiй. Изъ всего импорта пшеницы въ Англiю на долю ихъ приходилось:
  Россiя. Аргентина
Въ милл.
центнеровъ.
Въ % всего
импорта.
Въ милл.
центнеровъ.
Въ % всего
импорта.
1886—1890 14.5 18.6% 1.2 1.5%
1906—1910 15.9 14.0% 21.7 19.0%

Тогда какъ импортъ изъ Россiи остался почти на томъ же уровнѣ, а относительно даже уменьшился, импортъ изъ Аргентины увеличился въ 18 разъ, повысившись съ 1.5 до 19.0% всего импорта въ Англiю.

Что Соединенные Штаты и Аргентина и теперь еще играютъ главную роль въ снабженiи Англiи пшеницей, видно затѣмъ и изъ сопоставленiя приходящагося на ихъ долю и на долю Россiи импорта въ Англiю пшеницы и пшеничной муки за время съ 1906 по 1910 г. Тогда какъ доля Россiи равнялась всего 14%, на долю этихъ государствъ приходилось цѣлыхъ 46% всего импорта.

Иными словами, непосредственный импортъ большихъ количествъ пшеницы изъ Россiи является необходимымъ для Англiи только тогда, когда Соединенные Штаты и Аргентинская республика не въ состоянiи удовлетворить англiйскаго спроса.

Приблизительно тѣ же тенденцiи могутъ быть констатированы и для кукурузы 9).

Но даже оставляя эту сторону дѣла, т. е. не входя въ оцѣнку того, насколько проченъ и устойчивъ нашъ экспортъ въ отношенiи главнаго предмета вывоза — зерновыхъ продуктовъ, а останавливаясь опять таки на анализѣ цифры, вызывающей у Министра Финансовъ увѣренность въ успѣшномъ поступательномъ движенiи русской вывозной торговли, нельзя не придти къ заключенiю и о ея относительной незначительности. Дѣло въ томъ, что участiе въ мiровой торговлѣ надо считать не только въ тѣхъ миллiонахъ рублей, на которые государство вывозитъ товаровъ, но и въ соотношенiи на одну душу населенiя. Тогда окажется, что размѣръ русской торговли, а слѣдовательно и размѣрь тѣхъ благъ для каждаго отдѣльнаго жителя, которыя она приноситъ, незначителенъ въ сравненiи съ другими государствами. Проф. Довнаръ-Запольскiй приводитъ данныя, которыя указываютъ распредѣленiе вывоза въ 1909 г. на одного жителя. Принявъ цифру, выпадающую на долю Россiи, за сто, мы получимъ слѣдующее соотношенiе:
Россiя............... 13 р. 100%
Австро-Венгрiя............... 48  „ 370  „
Францiя............... 95  „ 730  „
Германiя............... 105  „ 800  „
Англiя............... 191  „ 470  „
Бельгiя............... 333  „ 2.570  „
Голландiя............... 590  „ 4.530  „

И вообще завоеванiе русской отпускной торговлей иностранныхъ потребительныхъ рынокъ, даже ближайшихъ своихъ сосѣдей, идетъ крайне медленно.

Такъ русскiй отпускъ въ Персiю въ значительной мѣрѣ уступаетъ тому интенсивному росту, какой проявили въ данномъ случаѣ другiя державы. Въ то время какъ русскiй привозъ въ Персiю увеличился за послѣднiя 10 лѣтъ вдвое,
германскiй привозъ увеличился въ 6 разъ.
бельгiйскiй 10
итальянскiй 20
шведскiй

Отступленiе русской торговли передъ конкуррентами въ Турцiи еще замѣтнѣе. Въ теченiе послѣдняго пятилѣтiя привозъ товаровъ конкуррирующихъ государствъ въ Турцiю сравнительно съ предшествующимъ пятилѣтiемъ въ среднемъ увеличился въ такихъ соотношенiяхъ:
Италiя на 80% Россiя на 35%
Германiя 70% Англiя 13%
Ав.-Вен. 38%      

Наше отставанiе и опасность конкурренцiи станутъ еще ощутительнѣе, если слѣдить за дѣятельностью одной Германiи. Вотъ что даютъ новѣйшiя данныя: въ 1902 г. Россiя ввезла въ Турцiю товаровъ на 15,800 т. р., а въ 1907—08 гг. она ввозила только на 18,100 т. р., т. е. общiй ввозъ увеличился только на 14%, при большихъ колебанiяхъ въ промежуточные годы. Колебанiя указываютъ на крайнюю неустойчивость, случайность даже и этого незначительнаго прироста ввоза, ибо напр. въ 1906 г. ввезено въ Турцiю товаровъ только на 15 м. р. При такихъ условiяхъ турецкiй рынокъ для русскихъ товаровъ является непрочнымъ. Между тѣмъ, германскiй ввозъ отличается замѣчательной устойчивостью, повышенiемъ, причемъ за этотъ же перiодъ (1902—09 гг.) онъ выросъ съ 42 миллiоновъ марокъ до 78 миллiоновъ, т. е. увеличился на 83%.

Изъ всего этого видно, какъ Россiя медленно развиваетъ свое торговое значенiе на Востокѣ, при томъ настолько неувѣренно, что она должна вынести серьезную борьбу, чтобы отстоять восточный рынокъ и совсѣмъ не потерять на немъ своего значенiя. На востокъ Россiя вывозитъ почти тѣ же товары, которыя вывозятъ и ея конкурренты; отсюда потеря нами восточнаго рынка можетъ только способствовать успѣху конкуррирующихъ странъ. Для наглядности приведемъ нѣсколько цифровыхъ данныхъ, которыя отчетливо показываютъ размѣръ потери русской торговли на Востокѣ на отдѣльныхъ предметахъ экспорта. Такъ, сахаръ въ Персiю вывозятъ одиннадцать государствъ. Россiя занимаетъ первое мѣсто и можно сказать господствуетъ на рынкѣ. Но, если сосчитать ту сумму за послѣднiя десять лѣтъ, на которую ввезли этого товара въ Персiю только два конкуррирующiя государства, Германiя и Бельгiя, то это составитъ крупную сумму въ 49 миллiоновъ персидскихъ крановъ 10). Въ одинъ послѣднiй 1910—11 годъ всѣ конкуррирующiя государства ввезли сахару на 25 миллiоновъ крановъ, что составитъ почти 30% русскаго ввоза сахару. Это все чистая потеря русскаго экспорта. Но она имѣетъ угрожающiй характеръ потому, что при усиленномъ развитiи потребленiя сахара въ Персiи, русскiй импортъ за 10 лѣтъ увеличился всего на 80%, ростъ же германскаго ввоза далъ увеличенiе за тотъ же перiодъ въ 1276 разъ; и особенно замѣчается ростъ бельгiйскаго ввоза, который за тотъ же перiодъ увеличился въ 30233 раза. Это значитъ, что страны, только пробовавшiя ввозить въ 1900 г. сахаръ въ Персiю, теперь захватываютъ рынокъ.


1) W. Sombart — Die deut. Volksw. im neunzentem Jahrhun ert. II Ausgabe. Holz — Geschichte der deut. Landw. I B. (стр. 37)

2) Deut. Landw. Pr. (стр. 38)

3) Сборникъ Отд. Сел. Экон. Вып. 1912 г. (стр. 38)

4) Зомбартъ — Современный капитализмъ Т. III. (стр. 41)

5) По Европейской Россши. (стр. 42)

6) «Stat. Abstr. of the Br.». (стр. 42)

7) Англiйскiй центеръ немного болѣе 3¹/₁₀ рус. пуда. (стр. 43)

8) Так в тексте (прим. составителя). (стр. 44)

9) I. М. Гольдштейнъ — Русско-Германскiй торговый договоръ и задачи Россiи. Москва. 1912 г. (стр. 46)

10) Кранъ = 17¼ коп. (стр. 48)