Radio Life

Новости

30.04.2019

В мае будет отмечаться День Радио. Поэтому сначала выкладываю несколько обновленную заметку "Радиолюбители. 100 лет назад":

Первые радиолюбители, упоминание о которых встретилось в прессе тех лет, появились в США, в 1904 году:

"... the writer is one of the pioneer amateurs, whose experimenting in wireless matters dates from 1904, and although engaged in commercial as well as amateur work, is still an amateur at heart and thoroughly in sympathy with amateur work..."
(Practical Pointers on the Audion, QST, №4, 1916)

Для американских школьников увлечение радиотехникой оборачивалось как положительными, так и отрицательными сторонами:

"... When I was fourteen years old I started in on the wireless game, and am still playing. The first thing that wireless did for me was to permit me to communicate with an otherwise inaccessible place; the second thing that it did was to get me kicked out of school..."
(Thoughts of the Good Old Palmy Days, QST, №4, 1916)

Впрочем, наши школьники тоже были хороши:

"Радиокружки привлекли самое большое количество членов. Увлечение радио было столь велико, что оно совершенно отвлекло школьников от всех других кружков. Не обошлось, конечно, и без крайностей, когда забывались не только другие кружки, а даже и сама школа..."
(Радио в школе, Радиолюбитель, №19-20, 1925)

Для изготовления аппаратов любители использовали различные подручные материалы:

"... Here is how I made my first coherer. ... I took a small bottle — broke off the neck, made two corks fit into this "tube" and covered them with tin foil. ... After obtaining fifteen cents, I very sparingly filed silver and nickle filings from the respective pieces. After connecting two wires to the tin foil plugs, and placing "mixture" between the plugs — I had completed the coherer. ... Soon after this I built an antenna insulator of a soda water bottle; the hose of a bicycle pump, and a saucer. This insulator was the pride of my wireless heart for several years."
(Thoughts of the Good Old Palmy Days, QST, №4, 1916)

Как американские мальчишки начала века, так и наши мальчишки 20-х годов добывали необходимые им детали и материалы не всегда законным способом:

"... The next thing to do was to get a decoherer. This was a simple matter — I stole the door bell..."
(Thoughts of the Good Old Palmy Days, QST, №4, 1916)

"... Прежде всего лесничество надули на две высоченных сухостоины, потом жел.-дор. станцию пуда на три паковочной проволоки ограбили и водрузили на крыше нашего 3-этажного здания две мачты с железной антенной. Земля? — за ней дело не стало — натащили столько старых ведер, что хоть всю волость заземляй. К заву дальше пристали — разреши, мол, нам старую звонковую проволоку сорвать. Разрешил. Кстати, заодно, элементные банки «припарили»."
(Радиокружки при школах — даешь перекличку через журнал, Радио Всем, №24, 1927)

В 1916 году прогуливающиеся американские радиолюбители уже встречали 17-летних девушек, занимающихся ремонтом антенных мачт, в свободное от ухода за скотом время:

"... I noticed a young lady of about seventeen years standing on a barrel at the foot of an aerial mast, repairing the aerial. I asked her what the trouble was and she explained that the wind blew down the mast every time she put it up. She had repaired it three times, in two weeks.
[...]

I glanced about the yard and saw several mules and cows, a yard full of chickens, an old-fashioned spinning wheel, in perfect shape, and with thread on it. It looked as if the young lady could operate anything from an old spinning wheel to a modern wireless telegraph."
(Radio Communications by the Amateurs, QST, №4, 1916)

В начале 1916 года только в Американской радиолиге (не считая передатчиков, в нее не входящих), было зарегистрировано около 1000 станций:

"On the first of December, the League membership numbered 635. On the tenth of January, it numbered 961."
(General Notice! To the Licensed Amateurs of the U. S., QST, №3, 1916)

Организаторы ARRL в журнале QST рассказывали радиолюбителям о необходимости постоянной проверки линий связи:

"If a land telegraph company or a telephone company never ran any proof tests, to make sure that communication could be established, they would find when they wanted to get into communication, that there would be a hitch somewhere."
(Practical relaying, QST, №3, 1916)

Поэтому, намечая трансконтинентальную радиолюбительскую сеть, заранее планировали режим и время контроля связи базовыми станциями:

"Supposing, now, that districts were selected as the headquarters for each trunk line and each of these districts organized themselves to run a test msg. out and back every Sunday, Tuesday and Friday, at 9:30 p. m. Central time, and reported by mail each test to headquarters at Hartford."
(Practical relaying, QST, №3, 1916)

В нашей стране информация о радиолюбителях до 1917 года пока не встречалась. Наверняка они были, ведь, как указано выше, для постройки станции не требовалось ничего экзотического — стеклянные бутылки, серебряные опилки, велосипедный насос и дверной звонок можно было найти или позаимствовать. А поскольку тогдашние станции работали в основном т. наз. "затухающими колебаниями", то можно было обойтись и простым детекторным приемником.

Возможно, имел значение тот факт, что передача тогда велась исключительно азбукой Морзе, что требовало знания хотя бы латинского алфавита:

"Позывные длинноволновых и коротковолновых станций построены по одинаковым принципам (за исключением приемных раций) и схема и структура их построения настолько просты, что станут понятны всем нашим любителям, знакомым с латинским алфавитом."
(Уголок морзиста, Радио Всем, №3, 1930)

Понятно, что в стране, где уровня образования не всегда хватало для чтения русского текста, с пониманием латинских букв были серьезные проблемы. В общем, пока следов радиолюбителей до 1917 г. не обнаруживается. Скорее всего, из-за отсутствия радиолюбительских журналов, если они и были, то остались неизвестными широкой публике энтузиастами.

Возможно, дело и в отсутствии в широком доступе радиотехнической литературы. Если американский школьник шел в городскую или сельскую библиотеку, и брал книжку с описанием опытов и аппарата Маркони, то русский читатель, например, наш первый коротковолновик Ф. Лбов, вынужден был довольствоваться краткими сведениями, помещенными в разделе "Смесь" журнала "Электричество и Жизнь", издававшемся в 1910-1917 годах в Николаеве инженером В. В. Рюминым (младшим).

Могло сыграть свою роль то, что радиолюбители не рассматривались нашими предпринимателями, как сколько-нибудь значимый источник извлечения прибыли, что, как писал один из пионеров американского радиолюбительства, имело некоторое значение, особенно для тех продавцов, кто сам любителем не начинал:

"... some whose first training was commercial and who look down on the amateurs as a small detail from whom revenues must be extracted because their superiors wish it..."
(Practical Pointers on the Audion, QST, №4, 1916)

То, что радиолюбителями, особенно в юности, становились, несмотря на бытовые и прочие трудности, показывает пример инженера О. В. Лосева. В 1917 году (в 14 лет) он попал на лекцию проф. В. М. Лещинского и увлекся радиотехникой. В 1920 году (в 17 лет) он встретился с В. К. Лебединским и был приглашен на работу в Нижегородскую радиолабораторию. И 13 января 1922 года (в 19 лет) он открыл туннельный эффект.


Однако вернемся к периодике. Сначала журнал "CQ-SKW", № 3(февраль) 1930 г. Номер посвящен, в основном, работе Ленинградской СКВ, в частности описывается создание ею передатчиков по заданию Главной геофизической обсерватории. Вот так выглядел переменный конденсатор передатчика:

Далее — церковный журнал "Тобольские Епархиальные Ведомости", № 15 1882 г..

Кроме продолжения материала "Старообрядческая епархiя въ Сибири", в номере заметка "Объ учрежденiи медицинскихъ классовъ при Тобольской духовной семинарiи въ 1802 г.", в которой пишут:

"15 августа 1802 года на имя бывшаго преосвященнаго Варлаама I-го, архiепископа Тобольскаго и сибирскаго, полученъ былъ изъ Св. Синода Высочайшiй указъ, объ учрежденiи медицинскихъ классовъ при семинарiяхъ и академiяхъ. Въ указѣ очень ясно представляются побужденiя и цѣль такого учрежденiя. "Извѣстно, такъ говорится въ немъ, что въ селенiяхъ, гдѣ нѣтъ врачей, по невѣжеству, закоренѣлому обычаю и по прiемамъ пользованiя болѣзней, противнымъ естеству и здравому разуму, часто самые легкiе припадки дѣлаются смертоносны. Желая открыть поселянамъ, по сей части, нужную и столько же простую, какъ и близкую къ образу жизни ихъ, помощь, Я (императоръ Александръ I) призналъ за благо возложить сiю обязанность на духовенство, доставивъ ему способы съ познанiями, сану его свойственными, соединять нѣкоторое понятiе и о врачебной наукѣ".

В общем, еще при Александре I пытались приспособить духовных лиц к полезному для страны делу. К сожалению это начинание остановилось по очень простой причине:

"Не суждено было, однако, долго существовать такому полезному учрежденiю, каково преподаванiе медицины. Причины этого, какъ оказывается, были общи для тобольской и многихъ другихъ семинарiй, — это недостатокъ преподавателей ... 1807 года, марта мѣсяца, тобольская консисторiя обратилась къ управѣ съ такимъ заявленiемъ, что "обучавшiй студентовъ и семинаристовъ штабъ-лекарь Амбодикъ ... марта 27 померъ и, чтобы за смертiю его воспитанники не оставались безь преподавателя, управа благоволила бы назначить другаго". Но врачебная управа увѣдомила консисторiю, что не только мѣсто Амбодика не можетъ быть замѣщено тотчась же, но и въ трехъ уѣздахъ не имѣется ни одного врача"

И, наконец, журнал "За Рулем", № 6, 1929 год.

Уже тогда начались первые попытки организовать международное автодвижение, а вспоминая прошедшую зиму, кажется пусть и запоздавшей, но полезной заметка "Борьба со снежными заносами". В США для расчистки дорог использовали не струги, а плуг на тракторе:

01.04.2019

Усилием воли удалось протолкнуть еще один номер журнала "Радиолюбитель", №17-18, 1925 год.

В журнале несколько радиолюбительских конструкций: "Приемник для заграничных концертов", "Любительский тепловой амперметр" и "Воздушный конденсатор переменной емкости", который выглядит так:

Также в номере ряд статей для радиолюбителей-конструкторов: "Ламповые схемы, их элементы и особенности", "Без'емкостные катушки", "Измерение коэффициента самоиндукции на мостике Уитстона" и окончание статьи "О приеме очень коротких волн".

Далее — журнал "Природа", №4-6, 1921 год.

Интерестная статья "Облик фауны Восточной Сибири и связанные с ним проблемы истории земли", в которой рассматривается история геологических эпох с точки зрения расселения и перелетных путей птиц.

Еще одна статья — на этот раз доклад А. Петровского о радиотехнике: "Радиотехника, ее современные успехи и будущие перспективы". Автор, в частности, пишет:

"В 1915 г. был сделан первый опыт радиотелефонной передачи на весьма большие расстояния. При помощи большого количества катодных ламп Арлингтон передавал речь в Париж, Гонолулу (Сандвичевы О-ва) и Колон (Панама). По имеющимся сведениям в этом же году Архангельск слышал разговор станции Кенигсвурстенгаузен (около Берлина), а в 1920 г. Астрахань слушала радиотелефонную речь, передаваемую из Казани со станции 2-й базы радиотелеграфных формирований. Если чего остается еще желать, так только возможности видеть говорящего, но ведь это составляет заветную мечту и обыкновенной проволочной передачи. При той энергичной работе физиков и радиоинженеров, какая совершается теперь, я смею думать, что недалеко то время, когда пессимистам останется схватиться за голову и воскликнуть: — "Увы! Все достигнуто, чего же ждать больше?" Но этот жалкий возглас не остановит полета человеческой мысли и она найдет себе новые пути в необозримом, царстве природы."

Интересно, что А. Петровский скептически относился к возможности постройки в нашей стране радиостанций, в частности, для исследования Севера, и во второй части статьи (о перспективах будущего) говорит:

"Жаль только, что Россия, полярная граница которой занимает почти 12 часов по долготе, не осуществила до сих пор той обширной программы радиостроительства, которая была набросана после Великой Революции. Ведь тогда бы работали кроме Москвы — Омск, Чита, Владивосток, специально предназначавшиеся для транссибирской передачи и целый ряд приемных станций, предполагавшихся по всей территории Российской Республики и опоясывавших кольцом северную и южную границы Сибири, могли бы принять участие в регистрации сигналов. Еще лучше, если-бы Россия имела одну или несколько мощных радиостанций на крайнем севере, напр., на оконечности Новой Земли, у мыса Челюсткина или на Ново-Сибирских О-вах."

Однако, А. Петровский в данном случае ошибся. Уже в 1928 г. во Владивостоке и Омске (не считая еще пары десятков городов) работали даже широковещательные станции, Чита пока станцию не получила, но в планах на ближайшее будущее была и Чита:

В заключение — журнал "Вокруг Света", №19, 1928 год.

Кроме рассказов "У "золотого берега", "Тайна доктора Вирда", "Раджа" и продолжения "Повести о срединном Китае" в номере заметка об использовании солнечной энергии "Свет — источник земной энергии", в которой предполагается замечательная картинка "солнечного" транспорта будущего:

К сожалению, в данном случае автор статьи также ошибся.

01.03.2019

Сегодняшние новости, по традиции, начинаем радиожурналом "Радио Всем", №3, 1930 год.

В номере можно ознакомиться с производственными планами треста «Электросвязь» в части радиоприемников. Отмечается следующее:

"Нужно отметить, что при разработке образцов радиолюбительских приемных устройств наша промышленность ставится в исключительно трудное положение. Необходимо выпускать аппаратуру максимально удешевленную, a в то же время она должна иметь максимальный диапазон и максимальную избирательность, что, конечно, фактически несовместимо и ведет к необходимости часто принимать компромиссные решения... Необходимо по существу изготовлять детекторные приемники по сложной схеме, но они естественно будут так дороги, что потеряется всякий смысл их приобретать...

... в 1929/30 году выпущен новый пятиламповый приемник типа ПЛР—5, с резонансным усилением, в котором будет значительно упрощено управление. Помимо того уже разработан и пущен в производство шестиламповый супергетеродин типа СГ—6, для приема на рамку. Оба эти приемника естественно будут сравнительно дороги и поэтому выпускаются в ограниченном количестве."

В очередной статье "Уголок морзиста" рассказывается о системе международных позывных:

"Позывные длинноволновых и коротковолновых станций построены по одинаковым принципам (за исключением приемных раций) и схема и структура их построения настолько просты, что станут понятны всем нашим любителям, знакомым с латинским алфавитом."

Если вспомнить, что в № 1 журнала писали о латинском алфавите:

"Международные телеграфные конвенции и конференции признали латинский алфавит обязательным для международных телеграфных и радиотелеграфных сношений. Русский алфавит распространен среди небольшого количества национальностей, и поэтому, чтобы связаться с иностранным любителем, знание иноморзе абсолютно необходимо. С другой стороны, путем кодированных выражений можно выразить свою мысль и сделать ее понятной любому иностранцу, даже не зная ни одного языка, кроме родного."

то предложение Луначарского о переходе на латиницу становится не таким уж и бессмысленным.

В номере очередной выпуск "Календаря Друга Радио". Учитывая, что сейчас пропагандисты языки стерли, пытаясь убедить читателей, что в СССР не вспоминали о достижениях дореволюционной России, я просто процитирую сообщение об одной знаменательной дате из этого выпуска:

"Января 23 1832 г. русский дипломат Павел Львович Шиллинг фон Капштатт делает на собрании естествоиспытателей и врачей в Мюнхене сообщение об изобретенном им электромагнитном телеграфе. По приказу от 19 мая 1837 г. впервые должен был быть соединен телеграфом Кронштадт и Петергоф. Но смерть Шиллинга 25 июля 1837 г. помешала осуществить это. Его дело продолжал академик Якоби. В 1900 г. была объявлена подписка на сооружение памятника П. Л. Шиллингу."

Также в номере статьи "Как пользоваться гальваническими элементами" (данные статьи могут быть интересны и сегодня), "Одноламповый усилитель с полным питанием от переменного тока" и др. материалы.

Далее — журнал "Вокруг Света", №18, 1928 год.

Интересный материал "Жизнь и гибель боцмана Бегичева". Также приведу цитату, чтобы показать, что и Колчака в советской печати упоминали без негатива:

"В 1900 году на борту шкуны известной полярной экспедиции барона Толя — «3аря» — появился громадного роста сероглазый человек. Он был боцманом шкуны, вместе с ней Бегичев разделил все опасности полярного плавания. Через год, когда барон Толь исчез во время второй экспедици, боцман Бегичев ходил на поиски пропавших вместе с молодым лейтенантом А. Колчаком, тогда еще мечтавшим о славе путешественника-исследователя."

И, конечно, повести и рассказы: "Повесть о срединном Китае", "Крутые меры", "Тигр".

И, наконец — журнал "За Рулем", № 5, 1929 год.

В номере статьи: "Автоиндустрия С.-А. С. Ш. на рубеже 1929 года", "Деревянная автомобильная дорога для перевозок лесоматериалов", "Станции авто-обслуживания в Америке", "Снабжение автохозяйств", "Двухэтажная улица в Чикаго".

В заметке "Автосани"

показана одна из наших возможных конструкций для передвижения по снегу.

А в материале "Автомобили под морским дном" — вариант тоннеля под Ла-Маншем.

01.02.2019

Еще номер журнала для коротковолновиков: "CQ-SKW", № 3(январь) 1930 г..

Небольшое замечание. То ли из-за того, что этот номер является приложением к № 3 "Радио Всем" (в № 2 "Радио Всем" приложения не было), или из-за простой ошибки, но в 1930 г. оказалось два № 3 CQ-SCW — один приложением к № 3 "Радио Всем", а второй — приложение к № 4. Поэтому эти номера будут помечены как январский и февральский, а благодаря сквозной нумерации страниц журнала проблем в указателе статей за год не возникнет.

Теперь о материалах январского № 3. В статьях "Передатчик с посторонним возбуждением", "Использование лампы ЭТЗСТ типа УО—3" рассказывается об любительской аппаратуре, а в статье «X» eu 3be о ее использовании на пароходе "Курск". Маршрут парохода — вокруг всей Европы:

Интересная заметка "Участие секции коротких волн Грузии на маневрах", в которой, в частности пишут:

"Небезынтересно было бы отметить о необходимости выделения приемных станций специально для радиоразведки за противником. Во время маневров были случаи, когда наша станция вылавливала работу коротковолновых станций противника, не работавших шифром и работавших позывными 1 БРБ и 2 БРБ (бакинский Рабочий Батальон), и следовательно противнику (т. е. нам) все было понятно."

Далее — журнал "Огонек", № 22 1927 г..

Интересная статья Е. Тарле "Сокровище Венсенского замка" в которой, в частности, отмечается, что уже во время первой Мировой войны энтузиасты начали собирать периодические издания и различные печатные материалы, относящиеся к этому периоду:

"... супруги Леблан, очень богатые люди, начали собирать литературу и отдельные предметы, имеющие отношение к войне, уже с начала ее, — и спустя ровно три года, именно, 4 августа 1917 года, только каталог всего, что они собрали, занимал уже пять томов, по 400 страниц каждый том. Хранить все эти богатства становилось невозможным в частном доме, и супруги Леблан пожертвовали все собранное ими государству. Случилось это в 1917 году, и палата депутатов в начале 1918 года отпустила кредиты на устройство особого учреждения — Библиотеки и музея войны. Основою этого учреждения должна была послужить, пожертвованная супругами Леблан их коллекция, а новые кредиты должны были быть употреблены на покупку новых книг, документов и предметов. Для помещения было отведено целое крыло огромного Венсенского замка, и отныне ни один историк, занимающийся как войною 1914—1918 г.г., так и революциями 1917—1920 г.г. и периодом 1920—1926 г.г., не может обойтись без работы в Библиотеке и музее войны."

Чрезвычайно интересен факт, возможно, первого использования радио, как средства пропаганды на территории противника:

"... в чехо-словацком отделе, есть экземпляр рукописного революционного органа, тайно выходившего в Праге в 1916—1918 г.г., а во всей Чехо-Словакии этого органа найти теперь нельзя. Этот журнал составлялся из радио-передач, шедших из-за границы и перехватывавшихся тайно революционерами в Праге: таким образом, чешское общество узнавало об истинном положении вещей на театре военных действий без цензурных искажений."

Учитывая, что передачи в те годы велись исключительно азбукой Морзе (радиовещательных станций в современном виде не было), то остается восхищаться мастерству и терпению чехословацких радиолюбителей.

А в заметке "Там, где жили Романовы" можно посмотреть на фотографию Александровского дворца, откуда в июле 1917 г. был выслан Николай Романов:

В заключение — журнал "Природа", №7-12, 1924 г.

В номере статьи "Западно-Сибирская Экспедиция Российской Академии Наук и Русского Географического Общества", "О происхождении ледниковых эпох на земле". Любопытная заметка "Проект капитана Брунса" о проекте трансарктического воздухоплавания из Европы на Аляску, в Канаду и Японию на дирижаблях. Маршруты предполагаемых полетов показаны на нижеприведенной карте:

Заметка об изменениях в погоде "Прогрессивное повышение средней годовой температуры в Казани и Ленинграде", а для любителей истории может быть интересен материал "Брачность, рождаемость и смертность в Ленинграде за последние годы", в которой, в частности о смертности, пишут:

"В 1919 году смертность делает резкий скачок: она достигает 77,1 на тысячу. Такой смертности в Петербурге за период 1764—1923 годы не было ни разу. Самая высокая цифра до 1919 года приходится на 1848 год — 65,6; это был знаменитый холерный год. Но самое удивительное далее. С 1919 года смертность резко уменьшается и в 1923 году опускается до небывало низкой в Петербурге цифры — до 16,1 (причем на тысячу мужчин умирало 18,8, на тысячу женщин 14,1). Раньше, за время с 1764 года самая низкая смертность в Петербурге была в 1828 году — 17,4. С 1881 года и до 1923-го смертность ни разу не падала ниже 21."

Вообще весь материал не только очень интересный, но и содержит данные, весьма редко встречающиеся. Например, об убийствах в Петрограде в 1917 г. сообщают:

"Возрастание числа убитых в 1917 году обязано преимущественно революционным событиям. В абсолютных цифрах в 1915 году в Петрограде убито 64 человека, в 1917 г. — 1110. Большинство из убитых в 1917 году падает на солдат и рабочих; далее следуют полицейские и, наконец, офицеры."

01.01.2019

Сначала, по традиции — очередной радиотехнический журнал: "Радио Всем", №2, 1930 год.

В статье "Производственные планы треста «Электросвязь»" рассказывается о предполагаемых к выпуску типах радиоламп, "Новый приемник ДЛС-2" — о детекторно-ламповом приемнике с питанием от сети, а в заметке "Звуковое кино" — о технологиях тогдашней новинки — звукового кино.

Любителям мастерить своими руками — "Электрическая пила" для обработки пластиков, любителям истории — "Календарь Друга Радио" и другие материалы.

Далее — журнал журнал "За Рулем", № 4, 1929 год.

В номере заметка о переговорах с американскими авто-фирмами по поводу открытия сборочного производства у нас в стране. "Борьба за мировой рекорд скорости" — статья о спортивных автомобилях, которые тогда выглядели так:

Также можно узнать, какое место занимал автомобиль в те году в быту американцев. Как видно, снежные заносы случались и в США:

А в нашей стране снег пытались использовать, как дорогу, о чем рассказывается в заметке "Аэросани и просто сани"

А летом уже начиналось развитие авто-туризма, правда, пока все-таки не личного, а автобусного:

Петрозаводск летом наполняется туристами, которые едут на Кивач, Гирвас и Порпорог: самые мощные водопады в Северо-Западной области.

Дорогу на Кивач починили. Семьдесят километров пути покрываются в 2½ часа. Автобусы американской фирмы "Додж" вполне оправдали себя.

Мало только ценится работа шофера. По сравнению с Ленинградом, шофер в Петрозаводске получает гроши.

И небольшая заметка о мостах — "Века, народы и мосты"

И наконец — журнал "Историк-марксист", № 4, 1927 год

В журнале ряд интересных, на мой взгляд, работ по истории: "Июльские события 1917 года", "Когда русский капитализм вступил в фазу монополистического развития?", "К вопросу о рабочем движении в 70-е годы", "Н. А. Рожков".

А среди рецензируемых книг считаю нужным отметить: "Итальянский фашизм" и "Е. И. Мартынов. Царская армия в февральском перевороте. 1927.".

01.12.2018

Сегодня поговорим о реформе орфографии 1918 года.


100 лет назад, в 1918 году, была проведена реформа орфографии русского языка. Некоторые стороны этой реформы и попробую рассмотреть.

Начну с "важности" исключенных из алфавита букв. Малоизвестная "ижица" уже в XIX веке употреблялась вперемешку с "i", и порой писали то "Сѵнодъ", то "Сiнодъ". Так же и с "мѵропомазанiемъ". Широко известный "ер" занимал, вроде бы и немного места — около 4% текста — однако и это было многовато. Вот, например, рекламное объявление из журнала "Электричество и Жизнь", №6, 1911 г.:

Как видите, ни одного "ера" не наблюдается, хотя их всего-то должно было быть 9 штук. Так что задолго до реформы уже "экономили" печатное пространство за счет лишних букв.

Часто встречается такая претензия к реформе:

"Изменяя язык, большевики смотрели далеко вперед. С введением новой реформы они фактически отрезали будущие поколения от «царского книжного наследия» без уничтожения оного. У человека, обучавшегося по новым правилам русского языка, контакт с книгами, напечатанными при прошлом режиме, был бы весьма затруднительным. Попробуйте почитать на болгарском или сербо-хорватском языках."

Источник: Тайны реформы русского языка 1918 года
© Русская Семерка russian7.ru"

Не будем пробовать читать на болгарском или сербо-хорватском, но вот то, что авторы подобных выводов или в глаза не видели дореформенных текстов, или нагло врут — просто факт. Попробуйте сами почитать тексты в дореформенной орфографии. В качестве примера приведу несколько цитат из старых журналов и книг:

"Попрежнему изобрѣтателями упорно игнорируется девизъ современной научной техники "поменьше изобрѣтать, побольше конструировать и изследовать"; попрежнему въ большинствѣ случаевъ игнорируется техническая литература и предлагаются вещи, давно извѣстныя и разработанныя, или давно отвергнутыя жизнью; попрежнему случайно выбираются темы и задачи не только не специалистами данной области, но даже людьми, не обладающими и элементарными познанiями.

Затѣмъ поражаетъ изобилiе заявленiй объ изобрѣтенiяхъ "perpetuum mobile". Количество этихъ заявленiй превышаетъ число подобныхъ заявленiй во всѣхъ другихъ культурныхъ странахъ и служитъ грустнымъ показателемъ уровня элементарнаго научно-техническаго образованiя въ странѣ, хотя съ другой стороны можетъ быть разсматриваемо и какъ признакъ неугасающихъ стремленiй къ творчеству въ слояхъ народа, лишенныхъ элементовъ научной истины."

("Электричество и Жизнь", №6, 1911 г.)

"Мы наоборотъ, систематически, упорно обезсиливаемъ нашъ народъ, лишая его всякой возможности трудиться, мы привлекаемъ золото не трудомъ, не народной предпріимчивостью и знаніемъ, а финансовыми махинаціями, биржевыми спекуляціями, сомнительными расчетами, и въ этихъ расчетахъ обманываемъ сами себя, вязнемъ все дальше и дальше, пока не стукнетъ часъ расплаты. Нельзя безнаказанно хотя бы и надъ такимъ выносливымъ и живучимъ народомъ, какъ русскій, производить разные фантастическіе опыты. Нельзя помогать народному труду однѣми лишь непосильными податями да экзекуціями, нельзя просвѣщать его одною водкою. Богатырь положимъ, этотъ народъ, но и онъ уже изнемогаетъ."

(Денежная реформа. Свод мнений и отзывов, 1896 г.)

"Къ сожалѣнiю, Россiя менѣе облагодѣтельствована природою, чѣмъ вся западная Европа, и ощущаетъ всѣ неудобства континентальнаго своего положенiя, которое дѣйствуетъ не только на земледѣлiе, но и на промышленность и торговлю. Россiя составляетъ обширнѣйшую плоскость, омываемую по оконечностямъ своимъ небольшими заливами; климатъ ея не умѣряется близостью морей, и оттого отличается быстрыми переходами отъ жара къ холоду. Сѣверные и восточные вѣтры, не останавливаемые хребтами горъ, свободно проходятъ отъ Ледовитаго океана до Чернаго моря и отъ Карпатскихъ горъ до Уральскихъ, распространяя всюду стужу и поглащая влагу. Оттого такъ часто случаются засухи, и въ Одессѣ подъ одинаковою широтою съ Миланомъ, термометръ опускается ниже 20°. Продолжительность зимы лишаетъ Россiю произведенiй южныхъ странъ, сокращаетъ время не только полевыхъ, но и всякихъ вообще работъ, производимыхъ на открытомъ воздухѣ, или въ помѣщенiяхъ, которыя неудобно и всегда дорого отапливать, лишаетъ промышленность, въ продолженiе многихъ мѣсяцевъ, пособiя водяныхъ силъ, затрудняетъ сообщенiе, совершенно прекращая зимою плаванiе по морямъ и по рѣкамъ, заставляя судохозяевъ зарабатывать, въ пять или шесть мѣсяцевъ, ту сумму, которую слѣдовало бы разложить на двѣнадцать. Дальняя сухопутная перевозка также рѣдко облегчается появленiемъ снѣга, и сообщенiе юга имперiи съ сѣверомъ удобно только въ продолженiе лѣтняго времени. Отъ быстрыхъ измѣненiй температуры страдаютъ всякiя постройки и сооруженiя; тѣ изъ нихъ, которыя назначены для помѣщенiя людей и скота, требуютъ несравненно болѣе прочности и расходовъ на ремонтъ и отопленiе, чѣмъ въ южныхъ странахъ.

Будь Россiя прорѣзана въ различныхъ направленiяхъ цѣпями горъ, климать ея былъ бы разнообразнѣе; въ нѣдрахъ горъ скрывались бы каменный уголь и всякiя ископаемыя (особенно желѣзо), коихъ нынѣ лишена вся западная полоса имперiи; а присутствiемъ угля и желѣза условливается промышленное значенiе всѣхъ почти европейскихъ государствъ."

("Русский Вестник", Т.7, январь 1857 год.)

Прошу прощения за длинные цитаты, но не понять, что в них написано, может только абсолютно безграмотный человек, к которым, похоже, и относятся авторы "Русской Семерки".

На этом, однако, их фантазия не остановилась, и, не моргнув глазом, эти публицисты заявляют следующее:

"Ленин избавлялся от старинных пережитков радикально – из всех типографий исчезли литеры с буквой "Ъ", вместо твердого знака наборщики использовали апостроф (под’ем, с’езд)."

Источник: 7 громких фактов о реформе орфографии 1918 года
© Русская Семерка russian7.ru

Итак, "из всех типографий", по утверждению некоей Натальи Савенковой, "исчезли литеры с буквой "Ъ".

Опять-таки, обратимся к фактам. Цитат приводить не буду, любой желающий легко может все проверить самостоятельно:

Журнал "Смена", 1924 год (Интернациональная (39-я) типография «Мосполиграфа», 5-ая типография "Транспечати" Н.К.П.С. "Пролетарское Слово") — используется апостроф.

Журнал "Радиолюбитель", 1924—1928 гг. (3-я тип. и слов. "Мосполиграф" — впоследствии Красно-Пресн. тип. и слов. им. Богуславского, — 7-й тип. "Искра Революции" Мосполиграфа) — используется апостроф.

Журнал "Друг Радио", 1924—1925 гг. (1-я типография Транспечати им. Воровского.) — используется литера "Ъ". С номера 7 за 1925 г (Типография Северо-Западного Округа Связи) — используется апостроф.

Журнал "Вестник Знания", 1925—1928 гг. (Тип. Гос. Изд. им. Гутенберга, Тип. Л.С.П.О.) — используется литера "Ъ".

Журнал "В Мастерской Природы", 1924—1929 гг. (2-я тип. Транспечати, Ленинградская Коммунальная типо-литография) — используется литера "Ъ".

Журнал "Наука и Техника", 1925—1928 гг. (тип. им. тов. Володарского, аренд. «Красной Газетой») — используется литера "Ъ".

Журнал "За Рулем", 1928—1929 гг. (7-й тип. "Искра Революции" Мосполиграфа) — используется апостроф.

Журнал "Советское Фото", 1926 г. (Типо-литография "Искра Революции", Мосполиграф) — используется апостроф.

Журнал "Вокруг Света", 1927—1928 гг. (Типография "Красной Газеты", им. Володарского) — используется литера "Ъ".

Журнал "Юные Строители, 1924 г. (Тип. «Рабочей Газеты») — используется апостроф.

Журнал "Радио Всем", 1925—1927 гг. (5-я тип. "Транспечати" НКПС «Пролетарское Слово», 27-я типография "Красная Печать" при изд. Комм. Акад., Типография ОГПУ им. тов. Воровского) — используется апостроф (хотя в №1 за 1926 г. заголовок передовицы был напечатан так: "К ПРЕДСТОЯЩЕМУ 1-му ВСЕСОЮЗНОМУ СЪЕЗДУ ОБЩЕСТВ ДРУЗЕЙ РАДИО"). Со 2-го номера 1927 г. (Типография "Красный пролетарий") — используется литера "Ъ". №№13—14 за 1929 г (Тип. им И. И. Скворцова-Степанова "Известия ЦИК СССР и ВЦИК") — используется апостроф. С №15 за 1929 г. и далее (Тип. «Красный пролетарий») — используется литера "Ъ".

Вывод следующий: литеры "Ъ" исчезли (если вообще исчезли, а не заменялись апострофом в конкретных типографиях для экономии) далеко не везде. Более того, если посмотреть, скажем, на журнал "Природа", то можно обнаружить удивительнейшие вещи.

Логотип журнала даже в 1924 г. выглядел так:

В тексте прекрасно сохранились и "ер" и "i". Вплоть до №8-9 за 1922 г. в списке авторов журнала присутствовало следующее написание: С. Ѳ. Нагибин. А в текстах статей за 1921 г. просто мешанина до- и послереформенных литер, включая "ять". Например, в №7-9 за 1921 г.:

"Частью трансгрессия моря на берегах Немецкаго моря; морские бухты в долинах Эльбы и Вислы. Климатические условия по берегам Нѣмецкого моря и южного Балтийскаго — арктические;"

И это — не единичный случай. В другой статье этого же номера путаются апостроф и литера "Ъ":

"Следовательно, правы все прежние авторы (и Ламарк, и Дарвин, и Вейсман, и Коп, и менделисты), так как каждая из теорий может объяснить одну из сторон эволюции. И все они неправы, желая об'яснить процесс эволюции только одним из этих четырех равнозначных и неразрывных факторов."

Из всего вышесказанного можно сделать еще один вывод: после 1918 г. печатали кто во что горазд — никакой централизации и "полного исчезновения" дореформенных литер из типографий по "указанию" Ленина не наблюдается. Все, похоже, зависело от типографии, наборщика, и, возможно, от желания подзаработать на сдаче необязательных после реформы литер на цветмет.

Вот такие интересные факты можно обнаружить при внимательном изучении старых журналов.


Однако вернемся к периодике.

Сначала — CQ-SKW, №1, 1930 г.

В номере статьи: "Любительские передатчики с кристаллом кварца", "Еще о влиянии атмосферного давления на распространение коротких волн" и другие материалы. В последней статье приведен график качаства приема в зависимости от давления:

Следующий журнал — "Природа", № 7-9, 1921 год.

Вниманию читателей предлагаются следующие статьи. "О ритме в природе", в которой в самом начале пишут: "Не следует пренебрегать наукой древних". Далее — "Влияние вулканической пыли на приходо-расход лучистой энергии и температуру воздуха", "О недоедании, как факторе, создающем предрасположение к некоторым заразным болезням", а также обзор "Новые книги по радио-технике", в котором мимоходом приводятся следующие сведения о радиолюбительстве в США:

"Столь широкая распространенность радиоспорта, если можно так выразиться, объясняется тем, что по американским законам каждый гражданин имеет право устроить отправительную радиостанцию, мощностью до 1 киловатта, если она отстоит от правительственной станции не ближе 5 морских миль, и мощностью до 0,5 киловатта, если расстояние это менее 5 морских миль. Такая радиостанция должна работать волною, не превышающею 200 метров. При этом не требуется даже особого разрешения, за исключением тех случаев, когда радиостанция находится около границы другого штата, так что распространяющиеся от нее волны могут заходить в пределы последнего. В тех случаях, когда владелец радиостанции желает пользоваться более длинною волною или большей мощностью, разрешение может быть исходатайствовано из Секретариата Торговли и Труда. Что касается устройства и пользования приемными станциями, то оно совершенно свободно, при условии, что получаемые по радио сведения будут сохраняемы в тайне. Вследствие вышеуказанной свободы пользования радиоаппаратами, вся Америка покрылась сетью мелких станций и радиоклубов, что много способствовало быстрому прогрессу радиотехники."

И, наконец, журнал "Вокруг Света", №17, 1928 год.

В номере окончание "Конец Джафара", рассказы "Черный самородок", "Ветчина с горошком" и очередной рассказ Конан-Дойля из цикла о Шерлоке Холмсе — "Вампир из Сасикса".

В заметке "Об искусственных людях" рассказывается о приемах мультипликации тех лет и, например, о таком известном герое, как мурзилка:

"Кто бывает в кинематографе, наверно, не раз видел похожего на него человечка — Мурзилку, в самых различных ролях: то он рыцарь, то сыщик, то выступает в роли победителя куриц, то отправляется в далекое путешествие за бананами, и много еще разных ролей исполняет этот удивительный и на вид очень забавный маленький человечек, доставляя нам веселое развлечение и отвлекая от повседневных житейских забот. ... Родиной Мурзилки является Америка, где больше всего и наиболее успешно занимаются производством этих веселых личностей."

01.11.2018

Очередная заметка — Кто выпустил первый ламповый приемник в СССР..


От историков прошедших лет обратимся к тому, что пишут современные исследователи.

Вот, например, А. К. Трубицын в статье "О Сталине и предпринимателях" сообщает:

артели производили не только простейшие, но такие необходимые в быту вещи – в послевоенные годы в российской глубинке до 40% всех предметов, находящихся в доме (посуда, обувь, мебель и т.д.) было сделано артельщиками. Первые советские ламповые приемники (1930 г.) (подчеркнуто мной, — прим. составителя), первые в СССР радиолы (1935 г.), первые телевизоры с электронно-лучевой трубкой (1939 г.) выпускала ленинградская артель «Прогресс-Радио»."

Вот удивляюсь — ну откуда автор статьи взял, что первый советский ламповый приемник был изготовлен в 1930 году?

Придется напомнить, что первые советские ламповые приемники были выпущены Трестом Заводов Слабого тока в 1924 году — набор элементов "Радиолина". Только с 1924 по 1929 год государственными заводами ТСЗТ, Мэмза и проч., выпускались ламповые приемники БЛ-2, ПЛ-2, ДЛС-2, БЧ, БЧН, БВ, ДЛ-3, БШ, ЛБ-2, БТ, ТЛ-4, коротковолновый ПКЛ-2, РКЭ-3 и др., включая супергетеродины СГ-8, С5-6, УС5.

Причем в этот же период (до 1930 г) радиоаппаратуру и детали выпускали кооперативные и частные предприятия: товарищество "Аудион", "Радио-Витус" И. П. Гофмана, ленинградская артель "Стандарт-Радио", "Все для радио" И. В. Шаурова и др.

Как пример, пара рекламных объявлений частных производителей тех лет:

Причем как содержание, так и смысл статьи не только не пострадали, если бы автор упомянул как о государственных, так и о частно-кооперативных производителях радиоаппаратуры, но, учитывая, что выпуск ламповых приемников сдвинулся бы на 6 лет (не 1930, а 1924 год), пожалуй даже и выиграли.

На мой взгляд, одна из причин подобных ошибок — излишнее увлечение современных исследователей мемуарной литературой. Конечно, это самое быстрое решение. Достаточно выбрать автора соответствующей политической ориентации — и можно легко набрать "фактов" под любое утверждение. Между тем о мемуарах, например, совершенно справедливо писали следующее ("Историк-Марксист", № 5, 1927 г., "Источники по истории Октябрьской революции и методы их проработки в школе"):

"Пользование мемуарами, конечно, должно сопровождаться раз’яснением со стороны преподавателя ценности мемуарного материала, как источника. В этой беседе в особенности должны быть подчеркнуты все те стороны мемуарной литературы, которые препятствуют ей быть надежным источником для историка — ее некоторое (а иногда и полное) несоответствие действительно имевшим место фактам, смешение в рассказе фактического и идеологического моментов, наконец, крайний суб’ективизм авторов и нередкое выдвигание себя на первый план, в центр событий."

В общем, то, что в 20-е годы объясняли школьникам, теперь, похоже, надо объяснять каждому второму историку (не считая каждого первого).

Что удивительно — современные исследователи практически не пользуются периодической печатью, как историческим источником. Между тем в той-же статье "Историка-Марксиста" писали:

"Сопоставляя статьи газет различных направлений на одну и ту же тему или сообщавшуюся ими информацию об одном и том же событии, легко привести учащихся к выводу о классовом характере печати, о роли ее как мощного орудия в руках того или иного класса. Этот разбор поможет учащимся освоить представление об агитационно-пропагандистской и организаторской роли периодической печати."

Выше показано, что периодическая печать может иметь не только "агитационно-пропагандистскую и организаторскую роль", но и служить источником крайне дефицитных технических фактов.

У периодической печати есть, с точки зрения современности, один неустранимый недостаток: работа с ней отнимает массу времени, и нет никакой гарантии, что результат будет (если будет) такой, какой ожидает исследователь. А т. к. статью или книгу надо сдавать срочно, да и выводы у автора, как правило, уже готовы еще до начала работы, то, естественно, обращаются к самому простому, но и самому ненадежному источнику — мемуарам и воспоминаниям.


Теперь — очередные номера журналов. Сначала — "Радио Всем", №1, 1930 год.

В номере любопытный "Приемник в конверте", для начинающих может быть полезна статья "Использование резонанса в радиоприеме", а для любителей истории техники в течение 1930 года будет публиковаться "Календарь Друга Радио".

Еще один номер журнала "Вокруг Света", № 16, 1928 год.

В журнале рассказы "Конец Джафара", "48 часов улыбки", "Поляна кошмара" и др.

В серии "Герои современных приключений" в этом номере публикуется "Р. Амундсен и Северо-западный проход", где есть такие любопытные спортивные факты:

"Когда Амундсен посетил однажды один из эскимосских поселков — стоянку из 5—6 снежных хижин на снежной поляне, — он увидел несколько эскимосских ребят, играющих в футбол за полярным кругом. Трудно было понять правила этой удивительной игры, но сама она очень походила на наш обычный футбол, а мяч был сделан иs зашнурованной оленьей шкуры. Этот мяч проталкивали руками и ногами с одной стороны поля на друrую. Видное участие в игре принимали женщины, которые, как показалось Амундсену, были даже лучшими игроками. Он выяснил затем, что эскимосы почти все время играют таким образом в футбол, где только встретится им подходящая равнина, устланная снегом или покрытая льдом."

Удивительно, как на такой крошечной шхуне:

эти отважные ребята не только рискнули отправиться во льды Северного Ледовитого океана, но и успешно завершили свое путешествие.

И, наконец, "Природа", № 10-12, 1921 год.

В журнале любопытная, и в некотором смысле — современная статья "О душевной заболеваемости и душевных болезнях в переживаемую эпоху и ее последствиях для душевного здоровья населения в будущем", познавательные материалы "Торфяное дело в России", и "О географии тонов в природе", а также очень интересная статья "Пионеры Сибири. (Пермикин-Алибер-Сидоров.)", о малоизвестных первопроходцах сибирской промышленности. О них в статье пишут:

"История открытия и исследования природных богатств Сибири еще не написана, еще не собраны и не освещены труды и лишения тех пионеров — искателей счастья и новой жизни, которые шли в далекую, сказочную Сибирь с ее манящими богатствами природы. Здесь в этом краю огромных возможностей и будущего, находил простор и размах широкий русский характер, здесь в тайге, среди неведомых и враждебных народов, энергичный предпринимательский дух шел или навстречу к богатству и славе, или к нищете и смерти. История Сибири — это история русской предприимчивости, история тех сильных людей, которым тесны были рамки русской действительности и которые не только шли за завоеванием природы, но и несли с собой те начала, которые положили основу современной культуры страны."

01.10.2018

Сначала — небольшое замечание.

Уже довольно давно в интернете появляются очень странные данные и базирующиеся на них выводы, относящиеся к разным историческим периодам. Лет 15-20 назад, до того, как я начал плотно заниматься материалами 19-го, начала 20-го века, на большинство этих цифр я бы и внимания не обратил. Но сейчас они в буквальном смысле "режут глаз", хотя в большинстве случаев эти данные действительно приводились различными экономистами и историками, есть эти данные и в статистических таблицах.

Поэтому попробую вернуться к своей практике 10-летней давности — составлению коротких заметок. И сегодня — первая из них: "Зарплата русского рабочего по Струмилину".


Жил-был такой академик, фамилия которого была "на слуху" еще в конце 20-х годов. "На слуху" в буквальном смысле — она встречалась в текстах для изучения коротковолновиками азбуки Морзе:

"Нилимуртс теавызаку, отч яаволав яицкудорп йоннавориналп итсоннелшыморп тетсарыв в 03/9291 удог ан 3,23 цорп. виторп 5,12 цорп., хыннертомсудерп йоктелитяп. Акчурыв огонжородонзележ атропснарт ястичилеву ан 32 цорп., виторп 71 цорп. оп ектелитяп."

Я выделил его фамилию для тех, кто ранее не встречался с таким написанием текстов. Так вот, эта известная личность, в своей работе "Очерки экономической истории России и СССР" о зарплате русского и американского рабочего в 1913 г. на стр. 96 написала:

"... допуская даже удвоение индустриальных цен в России по сравнению с их уровнем в США, это могло бы сказаться на общем индексе цен поправкой в 10—15% и снизить его для США с 304 до 274—265% от русского уровня. И тогда уровень реальной оплаты труда в России пришлось бы оценить не ниже 85% американского. Однако это очень грубая прикидка.Она не учитывает более низкой квартирной платы в России, тяжести налогового обложения, размеров безработицы и многих других обстоятельств."

Итак, зарплата русского рабочего в 1913 г., по мнению Струмилина, "не ниже 85% американского". Учитывая, что Струмилин — цельный советский академик, известный автор работ по экономической истории, этим его утверждением охотно пользуются современные пропагандисты, рассказывающие об успехах Российской Империи.

Лично у меня никакого пиетета перед советскими историками нет — результаты их деятельности можно наблюдать сегодня. Поэтому такое смелое струмилинское утверждение следует рассмотреть подробно, тем более, что Струмилин привел некоторые данные, с помощью которых он пришел к такому выводу.

При этом используем следующие источники:

(1) Акад. С. Г. Струмилин. Очерки экономической истории России и СССР. Изд. "Наука", Москва, 1966.

(2) "Сборникъ статистико-экономическихъ свѣдѣнiй по сельскому хозяйству Россiи и иностранныхъ государствъ", Петроградъ, 1917. Министерство земледѣлiя. Отдѣлъ Сельской Экономiи и Сельскохозяйственной Статистики

(3) Н. А. Рубакинъ. Россiя въ цифрахъ. Страна. Народъ. Сословiя. Классы. Изд. "Вѣстника Знанiя" (В. В. Битнера). С.-Пб, 1912.

(4) А. Финнъ-Енотаевскiй. Современное хозяйство Россiи. Изд. М. И. Семенова, С.-Пб, 1911.

(5) Е. М. Дементьевъ. Фабрика, что она даетъ населенiю и что она у него беретъ. Изд. т-ва И. Д. Сытина, отд. Н. А. Рубакина. Москва, 1897.

(6) Г. Леви. Английское народное хозяйство. Изд. т-во "Книга". Петроград, Москва, 1924.

(7) В. И. Денисовъ. О желательномъ направленiи финансовой и экономической политики въ Россiи., С.-Пб. Тип. Т-ва п. ф. “Электро-Типографiя Н. Я. Стойковой”. 1912.

Приступим.

Годовая заработная плата в 1913 г., рабочего в США Струмилиным указана в 573 долл., а русского — 300 руб. (1 — стр. 95-96). Академик принимает курс в 1,94, следовательно американец получал 1111 руб., против 300 руб. русского рабочего. Соотношение получается 27%. До 85% далековато, поэтому Струмилин пересчитывает заработную плату в расчете на день, что, при количестве рабочих дней в году в США — 308, а в России — 257,4 (1 — стр. 96), дает уже 3,61 руб. в США и 1,16 руб. в России. Академик получает уже соотношение 32,2%. Здесь совершается первый подлог, потому что:

"... несмотря на большее количество рабочихъ дней въ году, годовая сумма часовъ работы въ Америкѣ ниже, чѣмъ у насъ, ... слѣдовательно, что правильное сравненiе для выясненiя цѣны труда возможно лишь при сопоставленiи платы за часъ работы. (5 — стр. 166)"

В США в этот период число рабочих часов в неделю составляло 56 час., а в России — 60-65 час. (3 — стр. 188), т.е. при 54-х неделях, в США в год работали 3024 час., а в России — 3240-3510 час. Вот поэтому-то Струмилин и не стал пересчитывать зарплату в час — получится 25,2%, а не 32,2%. Это — именно подлог, потому что историк-экономист не может не знать разницу в продолжительности рабочей недели.

А дальше все становится еще интереснее. Струмилин берет месячную корзину потребления рабочих США и России, получает соотношение 304% по ценам в пользу России и, с учетом 32,2% дневного заработка (по его мнению, в выходные и праздничные дни рабочему и его семье деньги на питание не нужны) получает искомые 85%.

Разберемся сначала с корзиной. Если, например, Рубакин, сравнивая корзины английского чернорабочего и русского нижегородского слесаря (3 — стр. 191) приводит разный состав корзины (русский рабочий больше потребляет хлеба и картошки, а английский чернорабочий — больше мяса, масла, сахару, чаю), то Струмилин не только считает для США и России одинаковую корзину, но и ограничивает ее лишь хлебом, картошкой, говядиной, молоком, яйцами (чай, сахар, масло, сыр, очевидно, рабочий не потреблял). Это второй подлог, связанный с тем, что цены на эти товары в России были порой заметно выше (на сахар выше почти в два раза: 2,52 руб. за пуд в Нью-Йорке против 4,68 руб. в Москве. (2 — стр. 468). Кстати, сахар, отправляемый из России на экспорт, уходил по цене 1,97 руб./пуд.

Теперь посмотрим на русские цены. Здесь у академика местами приведена абсолютная ерунда. Наприм., цена ржаного хлеба в одном месте указана в 6,6 коп./кг. (1 — стр. 95), а в другом — 21 руб. за 2 пуда (1 — стр. 76). Но это хотя бы явная опечатка, хотя в книге (1) в списке опечаток она не указана. Цена говядины при расчете корзины указана в 29,2 коп./кг (1 — стр. 95), а на стр. 76 указана цена 16,55 руб. за 2,5 пуд. или 41,4 коп./кг. Причем эта цена полностью соответствует московским ценам (41,3 коп./кг (2 — стр. 472) и несколько ниже цен С.-Пб (44,8 коп./кг (2 — стр. 472). Т.е. вес мяса в русской корзине Струмилин занизил на рубль-полтора. Дюжину яиц за 22 коп. найти в промышленном районе невозможно (десяток стоит 25-38 коп., т.е. дюжина 30-40 коп. (2 — стр. 475). Оставим на совести Струмилина цены на молоко, картошку и пшеничный хлеб, однако и без этого русская корзина тянет не на 6 руб, а на 7-7,5 руб.

Перейдем к ценам США. Прежде всего, следует заметить:

"Мы привыкли слышать о дороговизнѣ жизни въ Англiи и Америкѣ, а между темъ въ отношенiи съѣстныхъ припасовъ непосредственное сравненiе среднихъ годовыхъ ценъ и важнѣйшiе изъ нихъ совсѣмъ не подтверждаетъ этого ходячаго мнѣнiя. (5 — стр. 169-170)"

В 1897 г. цены на говядину были 9,2 коп./фунт (5 — стр. 169) и были ниже московских (12 коп./фунт (5 — стр. 169). Цены к 1909 г. выросли на 26% (4 — стр. 380), примем, что к 1913 г. они выросли на 50%, получается цена говядины в США 34,5 коп./кг., а не 96 коп./кг, как принято у Струмилина. Пшеница в Нью-Йорке стоила 117 коп./пуд., т.е. примерно так же, как и в России (84-120 коп./пуд (2 — стр. 464). Экспортная пшеничная мука стоила в Нью-Йорке 166 коп./пуд (2 — 456), а в России — 187-230 коп./пуд. (2 — стр. 466), т.е. пшеничный хлеб в США был как бы не дешевле, чем в России, а не вдвое дороже, как указано у Струмилина. И судя по всему так и было, т.к. уже в 1887 г. мука стоила в Москве 6 коп., а в Массачусетсе 4,2 коп. за фунт (5 — стр. 169). (Вообще сложилось впечатление, что Струмилин взял из русских справочников американские цены, как они указаны — в копейках, решил, что пусть это будут не копейки, а центы, и в результате просто умножил все американские цены на 2.)

Итак, корзина США усохла на 6 руб по мясу и на 3 руб по хлебу и составляет не 18 руб., а 9 руб. и соотношение корзин (даже этих убогих струмилинских) будет не 304%, а 120-130%, что, при учете продолжительности рабочего дня, дает зарплату русского рабочего 33% от рабочего США.

Почему Струмилин пошел на столь явные манипуляции с цифрами? Скорее всего, потому, что в своей книге он утверждал:

"... учитывая закон неравномерности капиталистического развития, можно думать, что страны, опередившие Россию в капиталистическом развитии, а значит, и в образовании растущей резервной промышленной армии безработных, должны бы “опередить” ее и в снижении уровня жизни трудящихся, А если обратиться от абстрактной теории к конкретным фактам, то получим и некоторое подтверждение этой теории на практике. (1 — стр. 62)."

Вот и пришлось академику высасывать из пальца 85%, чтобы получить "некоторое подтверждение" собственной "абстрактной теории". Так и работает историческая пропаганда: выдвигается "абстрактная теория", обусловленная текущим политическим моментом, а под нее уже подбирается материал той или иной (порою — нулевой) степени достоверности. А чаще всего (для экономии времени) ограничиваются абстрактными лозунгами, без всякого подтверждения.

Между тем ситуация прямо противоположная по той причине, что страны, опередившие Россию в капиталистическом развитии, опередили ее и в борьбе работников за свои права. И именно в результате этой, начавшейся раньше, чем в России, борьбы, добились, в частности, сокращения рабочего дня, причем в Англии он был еще меньше, чем в США (52,5 час. в неделю (3 — стр. 188). О рабочем дне в Англии пишут:

"На практике уже в 1861 году в Лондоне было установлено окончание работы по субботам в 2 часа дня, а позже в отдельных отраслях в 12 часов дня. В период с 1889 по 1897 год не меньше чем в 500 предприятиях был установлен 8-ми часовой рабочий день. Свободное послеобеденное время по субботам дает английским рабочим особенно благоприятные условия для отдыха и развлечения, так как английские железнодорожные общества согласились на введение дешевого тарифа по субботам (т.-наз. "weekend-tickets"), который дает возможность за поразительно ничтожную цену посетить деревню или взморье. Перерывы для отдыха во время работы тоже уже с давнего времени чрезвычайно тщательно определены в Англии, они фиксированы законом и должны точно выполняться в предприятиях." (6 — стр. 169-185)

И в заключение, тогдашнее мнение о зарплатах промышленных рабочих в России:

"Сравнивая заработную плату русскихъ и англiйскихъ рабочихъ по семи главнымъ профессiямъ въ хлопчатобумажномъ производствѣ для Англiи за 1905 годъ и для Россiи за 1908 г., мы приходимъ къ выводу, что англiйская плата по упомянутымъ разрядамъ работъ относится къ русской какъ 210 къ 100; отношенiе къ американской еще менѣе благопрiятно для русскаго рабочаго, такъ какъ въ Соединенныхъ Штатахъ вознагражденiе труда по крайней мѣрѣ еще на 30—40% выше, чѣмъ въ Англiи." (7 — стр. 1-21)

Мог ли Струмилин не знать этих данных? Если он занимался историей экономики России — должен был знать. Значит обманывал своих читателей сознательно и причина не имеет значения.


Теперь вернемся к журналам. Сначала — "CQSKW", №24, 1929 год. Можно посмотреть содержание журналов за весь 1929 год.

В номере рассказ о наводнении в Ленинграде, об участии коротковолновиков в маневрах, о работе коротковолновиков в районе Курской магнитной аномалии и другие материалы.

Следующий журнал — "Природа", №2, за 1915 год.

В журнале статьи: "В недрах атома", интересная заметка "Краткий очерк развития медицинских доктрин в их связи с общефилософскими идеями века", описание германских колоний в Африке и еще один материал, на который я бы обратил внимание читателей — "Происхождение нефти", в котором обосновывается неорганическое происхождение этого сырья. В журнале есть еще две коротких заметки, посвященных происхождению нефти: "Новая теория космическаго происхождения нефти" и "О нефти и ея происхождении в Уральской области.

И, наконец, третий журнал — "Смена", №10 за 1924 год.

В номере продолжение записок "Тайна Лхассы", последняя часть описания "Как самим построить планер", а также материалы об Эдвуджском химическом арсенале, о Красном флоте, весьма интересная статья о проблемах современных городов "Город небоскребов и город-сад", в которой описаны вполне современные проблемы, хотя написана статья почти 100 лет назад.

И как обычно — спортивная страничка, на этот раз посвященная водному спорту: "Прогулочная лодка на службе спорта".



Возможно те, кто интересуется историей отечественной довоенной электроники, вообще историей нашей страны, просматривали номера старых радиотехнических, научно-популярных и общественно-политических журналов в библиотеке Ершова, на сайтах "Старая техническая литература", "Старые журналы".

Однако текст в формате DJV не очень удобен для чтения, очень неудобен для цитирования и совершенно непригоден для поиска. На этом сайте выкладываются переведенные в текстовой формат номера журналов, что удобнее для работы. Небольшая дополнительная обработка (рубрикатор, указатель имен, цитатник и т.п.), возможно окажет дополнительную помощь при поиске нужного материала.

При обработке, по возможности, сохранялись орфография и правописание первоисточника, однако, если есть сомнения в верности передачи материала, то лучше свериться с графическим представлением соответствующей статьи.

Там, где текст утрачен из-за плохого качества фотографии страницы, мои вставки выглядят таким образом.

Буду рад, если эти материалы помогут любознательным читателям.